Родителям на заметку





Понятно, что чаще всего именно родители первыми замечают одаренность ребенка, хотя это не всегда легко сделать, так как не существует какого-то стереотипа одаренности — каждый ребенок проявляет свои способности по-своему.

Чаще всего одаренность ребенка остается не замеченной в семьях, где этот ребенок является первым или единственным.

Это же наблюдается и в семьях, где все дети отличаются способностями, родители, как правило, воспринимают их как обычных детей. Особенно часто не замечается раннее развитие ребенка в рабочих семьях, где родители не получили должного образования. Когда в школе им сообщают, что их сын или дочь прошли тестирование и с четвертого класса могут обучаться по программе для одаренных детей, это вызывает удивление.

Иногда родители сопротивляются причислению своих детей к одаренным. Объясняется это, очевидно, тем, что родители одаренных детей, как члены своего общества, подвержены системе отношений и ценностей общества в целом. Прославление «простого человека» и не всегда адекватное применение демократических ценностей много сделали для прошлого и настоящего антиинтеллектуализма в Америке.

Многие родители заявляют: «Я не хочу, чтобы мой ребенок был одаренным, пусть лучше он будет нормальным, счастливым ребенком — таким, как все». Или, в ответ на вопрос: «Каково вам воспитывать одаренного ребенка?» — они отвечают, что все было прекрасно до тех пор, пока в школе ребенку не приклеили ярлык одаренного и не сообщили об этом родителям.

Ребенок остался тем же, но родительское восприятие его изменилось; родители начинают нервничать, задаваться вопросом: «А так ли мы выполняем свои обязанности по отношению к ребенку?» В таких случаях напряжение может вытеснить радость из семейных отношений. Существует также вероятность, что самовосприятие ребенка будет изменено ярлыком одаренности.

Пытаясь понять родительские переживания и дать на них ответ, задаешься весьма серьезной проблемой: действительно ли думающие родители всерьез полагают, что быть одаренным — значит быть ненормальным, не уметь найти места в компании сверстников, быть несчастным? Как ни печально, но таковы широко распространенные стереотипы, порой разделяемые и родителями. Подобное отношение может серьезно мешать нормальному, счастливому детству; такие стереотипы необходимо развенчивать и уничтожать. Отрицание или игнорирование уникальных способностей ребенка в угоду общественным нравам, во всяком случае, уж никак не поможет ребенку найти свое место в жизни и стать счастливым.

Идеальная родительская реакция радостного приятия должна, вероятно, лежать где-то посредине между игнорированием и эксплуатацией способностей ребенка.

Возвращаясь к изначальному заявлению о том, что первооткрывателями одаренных детей являются родители, уместно вспомнить, каковы же основные поведенческие характеристики одаренного ребенка, описанные в литературе и упоминаемые родителями. Наиболее часто родители отмечают раннюю речь, употребление сложных слов, а также раннее освоение счета или чтения, нередко и другие характеристики: громадное любопытство («Она задает миллион вопросов обо всем на свете!») и цепкую память («Он все запоминает в таких деталях»).

Эти последние способности заслуживают особого внимания, наряду с оыстрым восприятием («Она все на лету схватывает») и воображением («Он играет с воображаемыми друзьями» или «Она рассказывает мне такие фантастические истории»), в то время как роль отдельных конкретных достижений (умение читать или считать) не следует переоценивать. Разного рода телепрограммы, развивающие игры, а также общение с родителями или старшими братьями и сестрами могут помочь вполне обычному ребенку справиться с теми или иными задачами.

В 1936 году Термен и Майлз отметили явление, характерное для белых американских семей среднего достатка. В центре внимания их исследования оказались 1200 одаренных детей и их семьи, причем родители ничего не подозревали об одаренности своих отпрысков. Как раз это им и предстояло определить. Только 3/4 родителей сумели обнаружить интеллектуальную одаренность своих детей: у девочек до 3,5 года, у мальчиков несколько позже (по наблюдениям ученых, это объясняется тем, что матери больше разговаривают с дочерьми, чем с сыновьями). То есть мерилом одаренности, согласно результатам этого исследования, служит речь и словарный запас.

Несмотря на всю важность исследования Термена и Майлза для понимания феномена одаренности, следует отметить, что оно проводилось лишь среди белого населения среднего достатка. В то время как родители, принадлежащие к другим культурным традициям, в воспитании детей делают акцент на иных чертах поведения, так что характеристики, предложенные Терменом и Майлзом для раннего выявления одаренности, пригодны для разных культурных и социальных слоев далеко не всегда.

Как мы уже говорили, одаренные дети проявляют свои способности по-разному, а иногда предпочитают их и вовсе не проявлять. Отнюдь не все исключительно способные дети рано начинают говорить, даже если для этого имеются соответствующие условия. Одна моя знакомая, молодая женщина, до 3 лет не говорила вообще, а потом начала говорить целыми предложениями. Первые годы пребывания в школе она также отказывалась говорить, потому что учителя обращались к ней не по тому имени, которое она предпочитала. Ни мать, ни учитель не замечали каких-то особых способностей у девочки. В колледже ее средний балл был 3: получала пятерки по математике и другим точным наукам, которые ей нравились, и двойки по нелюбимым предметам. Сейчас она успешно работает в области компьютерной техники.

Преподавая в начальных классах, я сама не раз замечала, что мальчики из бедных негритянских семей по сравнению с девочками отличаются лучшей речью, опровергая, таким образом, общее представление о том, что девочки в начальной школе имеют в этом преимущество. Аналогичный опыт привел многих ученых к необходимости пересмотреть общепринятые критерии в определении детской одаренности и тщательно изучать среду, в которой развивается тот или иной ребенок.

Упоминание о том, как важно обращаться к ребенку по имени, приводит на ум один пример, характерный для одаренных детей.

Мама отправила Харди в садик, заранее радуясь тому, как много хорошего и интересного мальчик там увидит и узнает. Спустя всего три недели она была немало удивлена и насторожена звонком от воспитательницы-учительницы. Та начала разговор с того, что она пытается приучить детей обращаться к ней не «учительница», а миссис Джонсон. Все дети это быстро усвоили, но Харди, несмотря на постоянные напоминания, продолжал называть ее «учительницей». Однажды она в отчаянии отрезала: «Молодой человек, сколько раз я тебе говорила не называть меня «учительницей»? Меня зовут миссис Джонсон!» На это Харди тихо ответил: «Я знаю. Извините, но я об этом забываю каждый раз, когда вы называете меня молодой человек».

К счастью, учительница оказалась достаточно деликатным человеком и позвонила не с тем, чтобы отчитать родителей, а просто рассказать об этом опыте и поговорить о собственном возросшем понимании того, как важно Уважать детей и их право называться тем именем, которое они предпочитают.

Родительское открытие одаренности собственного Ребенка должно рождать радостное ожидание и готовность решать связанные с этим проблемы, а не обезоруживающую озабоченность, которая стреноживает живость самой важной для растущего человека связи — связи между родителями и детьми. Говорится это не для того, чтобы приуменьшить проблемы воспитания ребенка, который меньше спит, больше изучает и воспринимает, больше говорит, но для того, чтобы помочь читателю разобраться в этих проблемах.

К оглавлению "Одаренный ребенок"