ТИМОН

[an error occurred while processing the directive]

Весна… На улице тепло и весело. Воробьи вовсю купаются в теплых лужицах, озабоченно чирикая. Ещё бы! Они должны успеть найти укромный уголок для своих будущих птенцов. Тимошка с грустью смотрел на их возню сквозь решетки своего домика. Милый мальчик Сережа выставил клетку со своим другом на улицу, чтобы тот окончательно не «скис». Попугай всячески пытался привлечь внимание армии воробьев, снующих туда-обратно. Как же ему хотелось сейчас оказаться там, среди них! Но, увы, пичуги были так заняты, что даже не замечали его усилий! Поняв, что чириканье с акцентом никого не интересует, Тимка стал наблюдать за хозяйским доберманом. Тот, развалившись на солнышке, мирно дремал.

«О! Спайк! Надо бы пообщаться!»

Чириканье плавно перешло в громкое верещание, свист, вой… Пёс возмущенно поднял морду и посмотрел в сторону клетки. Но Тимон не успокаивался. И тогда Спайк сделал то, что делал миллион раз в закрытом помещении… Он подошел и перевернул клетку. Это было приглашение к игре. Дверца распахнулась… и вот она, СВОБОДА! В первые секунды на Тимошку обрушился целый водопад звуков, по-настоящему оглушив его. Но не был бы он Тимофеем, если бы не воспользовался ситуацией. Зря ждал Спайк, что попугай заберется к нему на холку и, перебирая лапками, поползет по его длинной, стройной шее к уху. Пёс так любил, когда верный друг аккуратно его пощипывал за остро торчащие ушки. Тимка, совершенно огорошенный, но безмерно довольный, вдруг, откуда ни возьмись взявшейся свободой, чирикнул на прощанье и был таков!

Первым делом он подлетел к лужице, где все еще барахтались воробьи и с видом, что проделывал это много раз, нырнул в мутную воду. Неизвестные ощущения захлестнули его…но как же это было здорово! Возмущенные вторжением чужака, воробьи быстро сгруппировались и задали попугаю хорошей трепки.

«Ну и ладно! Без них обойдусь!», обиженно подумал Тимошка, сидя на высоком дереве, росшим в родном полисаднике. Вдалеке виднелись высотные дома и солнечные зайчики весело прыгали по их окнам.

«Думаю, Сережка не обидится, если я ненадолго смотаюсь и посмотрю, что там так переливается! Я быстро – туда и обратно!» - успокаивал себя попугай, уже порхая с ветки на ветку.

«Ого! Я и не думал, что это так сложно – летать… До красивых огоньков еще слишком далеко, а, вот ведь, уже запыхался!»- присев на очередной ветке подумал Тима. Но тут внимание его привлекла милая особа, начищающая яркие перышки прямо за стеклом окна, перед которым решил отдохнуть Тимка. И тут открылось «второе дыхание». Попугай встрепенулся и важно прошествовал по подоконнику, привлекая внимание юной красавицы. Рита ошарашено посмотрела на кавалера и приветственно чирикнула. Обрадованный таким вниманием к собственной персоне, Тимофей присел на открытой форточке.

- Привет, ты кто? И как тебя зовут?

- Я Рита…

- А я Тимон. Сережка звал меня Тимошкой, а когда сердился – Тимофеем. Спайк называл меня Тимом…

Проговорив, Тимка вдруг понял, что уже соскучился за дорогими его сердцу друзьями.

- Откуда ты прилетел? Я никогда не видела тут никого кроме воробьев.

- Да во-о-он… Ой…Я не помню…

Эта мысль просто оглушила бедную птицу. Тимка забегал по краю форточки, в безумном горе. Рита так разволновалась, что стала громко чирикать. Возмущенный ее поведением хозяин пришел, прикрикнул на птичку и насыпал в кормушку корм. Но, ставя кормушку в клетку, он замешкался. Рита, почувствовав свободу и воодушевленная тем, что так необходима хоть какому-то живому существу, выпорхнула под приоткрытой дверцей и заметалась по комнате. Тимошка оглушительно закричал и стал звать ее к раскрытой форточке. Рита виртуозно уворачивалась от ловящих ее рук. Подлетев к Тимону, она первая вылетела на улицу. Тимка, чирикнув, последовал за ней.

- Ну вот! Что будем делать дальше? Куда лететь? - сидя на ветке рядом с новой подругой спросил Тимошка.

- Посмотри вокруг. Что ты видишь?

- Впереди вижу большие дома и солнечных зайчиков, к которым так и не добрался, а позади … дерево…ДЕ-РЕ-ВО!!! И родной двор!!!

На белой высокой березе, тесно прижавшись друг к другу, сидели два попугая. Уставшие от долгого перелета, но совершенно счастливые, что нашли дорогу домой, они мирно смотрели на неистово лающего в их сторону Спайка. Заплаканный Сережка сидел на крыльце и пытался строго приструнить собаку. Уже почти стемнело, а Тимоша так и не вернулся…Сзади к мальчику подошел отец.

- Сынок,- тихонько сказал он, - посмотри во-о-он туда, на нашу березку!

Отец с совершенно счастливым сыном, дождавшись темноты, осторожно сняли дремлющих птиц с ветки и отнесли их в Тимкин домик. А наутро молодой паре попугаев был куплен большой дом, с уютным гнездышком, лесенками и кольцами.

Прошло совсем немного времени и, обалдевший Спайк стал свидетелем первого вылета птенца из гнезда. Это было то еще зрелище! И, честное слово, пёс по-настоящему улыбался, глядя на маленького несмышленыша. А в это время взволнованные родители громко щебетали, подбадривая своего первенца. Кто бы мог подумать, что если бы не Спайк, Тимка так никогда и не побывал бы на воле, не встретил бы Риту и не испытал бы этого прекрасного чувства – первой и единственной любви.

Далее