Часть пятая





«Афоризмы домашней мудрости»

1. РАВНЕНИЕ НА …

Год, за годом, подрастая,
Я смотрю на древний мир.
Афоризмы извлекая,
Я зову друзей на пир.

Скажем прямо, без сомненья,
Не рисуясь, не таясь,
Творчество не развлеченье,
А – спасительная страсть.

Все прозренья, все проблемы
Примет тайная тетрадь,
И душа, отбросив схемы,
Ощутит и благодать,

Иль, хотя бы, вдохновенье;
Вдруг в словах увидит жизнь,
И, смутившись от виденья,
Всё ж, не струсит. «Эй, крепись!» --

Скажет, взяв поводья в руки,
И помчится во весь дух.
Творчество не знает скуки
И не стелет мягко пух.

И, сплетясь ветвями с миром,
Мы растём под небеса,
А коты лишь дремлют мило,
Щурят сонные глаза.

Рыжий пёс торчит на кухне:
Миску с кашей стережёт,
И не ждёт, пока всё рухнет,
Как привычно ждёт народ.

Пёс, наверное, мудрее:
Рыжей шкурой дорожит,
Где-то гавкнет посмелее,
А, где надо убежит.

Мне сложней к земле спуститься
И звериной правдой жить.
Мне уже не опроститься –
Проще мир весь победить.

Я заканчиваю школу
И пора бы – в институт:
Пить с друзьями «Кока-колу»,
И лишаться всяких пут.

Но, как мне котов оставить,
Пса? Опять же, попугай?
Кто зверями будет править?
Папе лень. Он – мудрознай.

Ну, а мама любит рыбок
Больше, чем лихой квартет.
Впрочем, тут не без ошибок:
Больше любит, или – нет.

Как-то, сидя за обедом,
Вспоминали мы котов:
Как кормили чёрным хлебом,
Как спасали от глистов,

Как Мазай однажды ночью
Выпил банку молока,
И застрял в той банке прочно,
Пока не отбил бока.

Не свои, конечно, банки.
Но оставил «воротник».
И досталось нашей мамке
Побеждать кошачий бзик.

Как она снимала склянки
С переросшей головы –
И не вспомнить, проще, танки
Палкой выгнать от Москвы.

А, Барсюн, как-то, под праздник,
Съел солёной рыбы таз
И прилёг на тот же тазик,
Не стыдясь гостей и нас.

Рыбки, правда, симпатичней,
И, конечно, красивей;
Попугаи – поприличней
И, без спора, поумней.

Вот и жизнь распорядилась:
Поубавились коты.
Только Сима сдал на милость
Свой экзамен простоты.

Папа сразу подытожил:
Нечего любовь делить.
Пусть, один. Один – дороже.
И, всё, хватит говорить.

Но мы с мамой не смирились,
И на рынке в тот же день
Котика купить решились.
Ну, а папе спорить лень.

Так котёнок появился,
Сущий, прям таки, Тарзан,
Сразу в доме он прижился,
И пошел когтить диван.

А потом когтил он папу,
Симу драл за все бока,
Стал ловить у Роя лапу
И драть шерсть с его хвоста.

Только Пряник был избавлен
От насилия кота,
И смотрителем поставлен:
Метафизика не та…

Пряник – птичка дорогая,
Ну, и русский, наконец…
Не найти таких, я знаю.
Должен жить такой жилец,

Двигать русскую культуру,
И являть нам чудеса:
Благородную натуру
И иные голоса.

Кто не слышал, тот не верит,
Как наш Пряник говорит:
Не бормочет он без цели,
И без дела не сидит.

Целый день он вдохновенно
Рассуждает о себе,
А наскучит так почтенно
Рассуждает о судьбе.

Говорит он: «Я великий,
Только маленький Пугай»,
Он с рождения не дикий
И не знает диких стай.

Он разумный – это точно:
И не просто говорит,
А развесисто и сочно,
Как талантливый пиит.

Не кончал он институтов
И на курсы не ходил,
Не учился бы, как будто,
А всё даром получил.

Раз мы слышали, как Пряник
Папу нашего хвалил:
Он сказал: «Спасибо, Миша»,
Как никто не говорил.

И добавил тихо: «Русский»
И взволнованно умолк.
Лексикон, возможно, узкий,
Но какой, заметьте, толк.

И ни слова паразита,
Ни вульгарного словца,
Жаль, что тихо говорит он
И нет мимики лица.

В общем, Пряник – знаменитость
В нашем кухонном саду,
Но чрезмерная открытость
Привлекает и беду.

Оттого и надо умных
От безумцев охранять,
А то – слопают бездумно,
И там на кого пенять?

Продолжение следует...