Глава двадцать вторая. Смерч





Судно весело бежало под парусами в тихих, спокойных водах. Далеко, на самом горизонте появлялись точки. Постепенно, с каждой минутой, они вырастали во встречные суда, которые пробегали мимо. Дикки рассматривала их, удивляясь про себя, какие они все разные. Другие точки оставались на своих местах, и Дикки понимала, что эти суда - попутчики.

Она уже собиралась пойти вниз, чтобы взять в каюте краски, бумагу и порисовать немножко в тени, на палубе, когда вокруг нее началось что-то непонятное.

Раздался топот ног – это матросы выскакивали из дверей надстройки и бежали к мачтам, с ходу прыгая на веревочные трапы и ловко взбираясь по ним на реи.

Дикки уже много раз видела, как матросы разбегаются по реям и ставят или убирают паруса, но в этот раз все было не так. Она видела их обеспокоенные лица, и ей самой стало тревожно. Это ощущение усилил громкий звонок и голос старпома в динамиках «Всем немедленно зайти в помещения и задраить двери и иллюминаторы. К судну приближается смерч! Нахождение на открытых палубах опасно для жизни. Повторяю…».

- «Интересно, - подумала Дикки, - а как же тогда матросы на мачтах? Они что, так там и останутся? И вообще, что это такое – смерч? Какое странное и очень неприятное слово!»

Дикки посмотрела вокруг, у кого бы спросить, но никого кроме матросов на реях и на лебедках, тянущих толстые веревки, поднимающие паруса к реям, не было.

- Вот ты где! Ну как же ты так, девочка моя, ну почему ты не ушла до сих пор?! – услыхала она голос тети Вари, и тут же ее схватили за руку и бесцеремонно потащили к надстройке.

Дикки хотела было возмутиться и сказать, что ей больно, но тут за закрывшейся за ними дверью стало что-то происходить. Там что-то стало падать, тяжелый глухой шум усиливался все сильнее и сильнее. Судно сильно накренилось и не выравнивалось, как на качке.

«Общесудовая тревога! Всему экипажу срочно задраить все двери и иллюминаторы, надеть спасательные жилеты и собраться в столовой команды» - раздался спокойный голос старпома, но Дикки отметила про себя, что голос был каким-то другим, не таким как всегда.

- Идем скорее, беги впереди меня! – сказала тетя Варя и Дикки бросилась в каюту, чтобы достать из ящика под кроватью свой и тети Варин жилеты.

У всех собравшихся в столовой, были серьезные лица. Никто не шутил и не улыбался, как во время обычных учебных тревог. Все прислушивались к тому, что происходило снаружи. В иллюминаторы ничего не было видно, потому что они заливались потоками воды. В столовой потемнело и стало как в сумерках, когда солнце уже село, а ночь еще не началась. Судно сильно дрожало. Даже через задраенные иллюминаторы доносились какие-то сильные удары.

Все прекратилось внезапно и как-то сразу. В столовой стало светло, и солнечные лучи осветили лица тех, кто пытался что-то разглядеть в иллюминаторы.

«Отбой тревоги. Боцману определить повреждения на палубе и доложить!» - раздалось в динамике. Все заулыбались, начали вставать и выходить из столовой.

То, что Дикки увидела, поразило ее. На палубе валялись какие-то доски, обломки чего-то деревянного, кучи размотанных канатов, куски брезента, разбитые бочки. Передняя, мачта была сломана. Сама мачта исчезла, обломок ее высотой в пару метров как-то противоестественно торчал из палубы. На второй мачте была сломана одна рея. Она висела на толстых канатах. И вообще, с мачт свисали канаты и лохмотья, еще недавно бывшие парусами.

Самым ужасным, поразившим Дикки до глубины души, были полные боли и слез глаза Аквариуса. Он молча смотрел вверх, на то место, где была голубятня. Ее там не было. Не было и голубей. Дикки никогда раньше не видела, чтобы большие мужчины плакали, и это ее очень тронуло. Она должна была что-то с этим сделать, и она сделала. Дикки подошла к Аквариусу и, взяв его за руку, так же, молча, стала смотреть туда, вверх.

- Спасибо тебе, девочка, - сказал Аквариус.

- А может быть, они еще прилетят? – тихо сказала девочка.

- Может быть. Я очень надеюсь на это.

- И правильно! Все будет хорошо! – тоном Кокошкиной сказала она. Аквариус улыбнулся и, наклонившись, чмокнул Дикки в макушку.

- Ты славная девочка. Иди, тебя уже ждут!

Дикки оглянулась – это был Алекс. Он улыбнулся ей и показал рукой, чтобы она шла за ним. Они поднялись по трапу на шлюпочную палубу, и там девочка увидела, что одной шлюпки нет. Вместо нее болтались обрывки стальных тросов, на которых она висела.

- Ой, а куда шлюпка делать?

- А унесло ее.

- Как это унесло, - не поверила Дикки, - это же не какая-нибудь коробка картонная!

- Торнадо и не такое вытворяют!

- А что такое торнадо?

- Торнадо или большой смерч – это такой вихрь, который все крушит и стремится понять и разрушить все на своем пути. Видела когда-нибудь, как ветер начинает крутить в каком-то месте и поднимать пыль?

- Да, у бабушки летом было такое один раз. Он с меня ростом был.

- А ты представь, что это такой же вихрь, только ростом до облаков и силы огромной. Ему не то, что шлюпку, ему и дом, наверное, поднять под силу, да и корабль перевернуть.

- И людей? – спросила Дикки.

- Конечно. Бывает и людей, но у нас все было правильно сделано. Капитан со старпомом все сделали как надо, и в результате - все живы и здоровы, а повреждения отремонтируются. Зайдем в какой-нибудь порт, и там все исправим.

- Что это? – вдруг вскрикнула Дикки, указав на кучу мусора в углу, собранную ветром. Куча слабо шевелилась.

- Сейчас глянем, - сказал Алекс и подойдя к куче, присел. Убрав обрывок каната и кусок брезента, он присвистнул.

- Голубь! – радостно закричала Дикки, - Живой!

- Ага, живой, - сказал Алекс, осматривая голубя, - но он ранен. Беги скорее к Аквариусу, скажи ему о нашей находке. Он наверняка знает, что в таких случаях нужно делать.

Аквариус, запыхавшись, прибежал и, встав на колени, осторожно, дрожащими руками поднял голубя.

- Белочка, ты жива! – бормотал он со слезами на глазах, - Все будет хорошо. А крыло твое я вылечу. Будешь летать еще лучше, чем летала!

Только после этих слов Дикки обратила внимание на неестественно вывернутое крыло птицы.

- Я могу чем-нибудь помочь? – спросил подошедший судовой доктор, - Правда, я не умею лечить птиц.

- Да, Док, можете, - сказал Архивариус, - я знаю все, что мы должны будем сделать. Идемте.

- Можно я понесу Белочку? – робко спросила Дикки, страстно желающая хоть чем-нибудь помочь.

- Нет, девочка, - сейчас я сам ее понесу, но я обещаю, что когда Белочка поправится, ты сама ее пустишь в первый полет! Договорились?

- Договорились, - ответила Дикки.

Через несколько часов матросы привели судно более или менее в порядок, и оно снова тронулось в путь. Как сказал Алекс, они идут в порт, где судно будет ремонтировать все, что было поломано.

- И голубятню? – спросила Дикки.

- И голубятню, – подтвердил Алекс, - раз голубь есть.

Далее

(В. Ахметзянова, В. Федоров)

Приключения Дикки и ее друзей