Глава девятнадцатая. Риф в телевизоре





Еще несколько дней они стояли на якоре у этого интересного острова. Дикки больше не сходила на берег вместе с теми, кто в шлюпке отправлялся туда каждое утро. Ее просто не брали с собой. Она попробовала было поговорить об этом с тетей Варей, но та даже и слышать не хотела о том, чтобы девочка снова оказалась на этом острове, а когда Дикки стала настойчивей уговаривать ее, Кокошкина даже заплакала. Тогда Дикки решила, что не будет больше просить. Ей очень не хотелось, чтобы тетя Варя плакала.

Когда шлюпка вернулась с берега и ее подняли на борт, по судну затопали башмаки матросов, и с мостика слышны были команды, отдаваемые капитаном и старпомом. Судно снималось с якоря.

- Ну, и как настроение? Небось, надоело здесь стоять? – спросил у Дикки, стоящей на палубе и смотревшей на великолепный малиновый закат солнца, Алекс.

- Да нет, - спокойно ответила Дикки, - не надоело, только скучно очень. На берегу веселее.

- Это точно. На берегу всегда веселее! – подтвердил Алекс.

- А куда мы сейчас… пойдем? - спросила Дикки. Она хотела было сказать «поплывем», но вовремя вспомнила, что моряки ходят по морям, а не плавают!

- А пойдем мы, - сказал Алекс, - к небольшому коралловому островку неподалеку. Наши ученые хотят поплавать с аквалангами и поснимать жизнь кораллового рифа.

- И что же там может быть такого интересного, - с сомнением в голосе спросила Дикки, подумав было, что Алекс ее разыгрывает, - в жизни кораллового рифа? Ты же сам мне рассказывал, что рифы – это камни над водой и под водой, которые опасны для кораблей.

- Да, так оно и есть, - сказал Алекс, - если говорить о скалах, но коралловые рифы – это совсем другое! Это такая красота, что и описать словами это невозможно! Там столько ярких рыб и совершенно ни на что не похожих живых существ, что многие даже еще и не описаны учеными!

- Вот затем мы и идем к коралловым рифам, чтобы наши ученые смогли там поплавать с аквалангами под водой и своими глазам и посмотреть на все это великолепие. Глядишь, что-нибудь новенькое и увидят!

- Эх, - вздохнула Дикки, - хоть одним бы глазком посмотреть на это…

- Но в аквалангах детям нельзя плавать. А ты знаешь, - подумав чуточку, сказал Алекс, подняв указательный палец вверх, - если хорошо подумать, то можно что-нибудь и изобрести!

- Ой, Алекс, миленький, ты хорошо - хорошо подумай! Ладно?

- Договорились! Я обещаю тебе очень хорошо подумать.

Целый день судно бежало по тихому, ласковому морю, окруженное синей водой и таким же синим небом, и уже в сумерках встало на якорь. Ночью на черном небе высыпали яркие звезды. Они были настолько яркими, что отражались на такой же черной поверхности спокойного океана и, если забыть, что судно стоит на воде, то можно было запросто подумать, что судно летит среди звезд. Они был сверху, на небе, и снизу, отраженные в зеркально спокойной поверхности океана. Дикки стояла у лееров и смотрела на них, стараясь понять, что там, на этих звездах? А еще, Дикки старалась представить себе, как выглядит та девочка, которая, может быть, где-то там, далеко-далеко, на далекой планете, стоит сейчас и смотрит в небо.

- «Хоть одним бы глазком взглянуть на нее!» - подумала Дикки и, вздохнула. Она прекрасно понимала, что это невозможно. Если уж на какие-то коралловые рифы она не сможет посмотреть, то что уж и говорить о далеких планетах…

Рано утром, позавтракав, Дикки вышла на палубу и увидала, что судно стоит возле нескольких маленьких, совсем низких островков. На некоторых из них росли пальмы, но большинство были совершенно без растительности и представляли собой небольшие пятачки белого песка, чуть выступающие из-под воды. До ближайшего островка было рукой подать. Выглядел он совсем как на картинке Алекса – такой круглый и три пальмы в самом центре!

Матросы готовили шлюпку, загружали в нее какие-то коробки, а Аквариус и Профессор проверяли лежащие на палубе акваланги с большими баллонами.

- А ты почему не переоделась еще? – раздался за спиной у Дикки голос Алекса.

- Зачем? – спросила Дикки.

- Это как это, зачем? – в свою очередь, удивился Алекс, - ты разве не идешь с нами?

- А что, можно разве? – боясь услышать «нет», спросила Дикки.

- Конечно же, можно! На острове нет джунглей и некому тебя украсть, так почему же тогда нельзя?

- Ой, Алекс, я мигом! Я только тете Варе скажу и сразу вернусь! А вы про меня не забудете? Без меня не уйдете?

- Беги, беги! – улыбаясь, ответил ей подошедший Аквариус, – я прослежу, чтобы не забыли!

Оказалось, что тетя Варя уже ждала ее. Дикки даже не успела ничего спросить, как она, широко улыбаясь, указала на аккуратно сложенные на кровати шортики и рубашку, которые тетя Варя сшила накануне.

К берегу шлюпка не подошла. Вместо этого, Алекс спустил за борт небольшой якорь на веревке и привязал ее к крюку на носу лодки. Аквариус и Профессор надели на ноги большие резиновые ласты, и их ноги стали похожими на большие гусиные лапки. Надев, словно рюкзаки, акваланги и маски, они сунули в рот странные штуковины со шлангами, сели на борт шлюпки и разом опрокинулись спиной в воду.

- Ой, а почему они так упали? – спросила Дикки, - Разве так ныряют в воду? В воду же наоборот ныряют!

- А это потому, что, если нырять лицом, то стекло на маске может лопнуть и поранить.

- Ясно. А мы на берег не пойдем?

- А зачем? Там же ничего нет.

- Понятно, - грустно сказала девочка, окончательно убедившаяся в том, что ей так и не удастся посмотреть на коралловые рифы.

- Эй, - громко сказал Алекс, - а нос-то почему повесила, а?

- Да нет, я не повесила.

- Ну да, я же вижу! Так я что, зря работал? Ты что, не хочешь больше на коралловый риф смотреть?

- Я? Это я не хочу смотреть?!

- А кто же еще? Нас тут двое всего на шлюпке, и это у тебя такой кислый вид.

- А как мы будем смотреть? В воду нырять?

- Нет, не будем мы в воду нырять. Мы будем смотреть все в подводном телевизоре!

- Ну да! Таких не бывает! – засмеялась Дикки.

- Еще как бывает, - сказал Алекс и, встав, снял брезентовую накидку с какого-то деревянного ящика, - вот он, самый настоящий подводный телевизор!

- Так в нем же ничего нет! Как же он будет показывать? – спросила Дикки, с удивлением рассматривая странный ящик без крышки, у которого вместо дна было стекло.

- Еще как будет! – сказал Алекс и опустил ящик на воду, - Иди-ка сюда, посмотри!

- Ой, мамочки! – воскликнула Дикки, заглянув в ящик, - да здесь же все видно! Смотри-смотри, какие рыбки! Да как их тут много всяких разных! А это кто такой огромный ползет? Глубина под лодкой была не более двух метров, и в большом стеклянном окне все было таким красочным и видно было настолько отчетливо и близко, что Дикки не могла сдерживаться от радостных возгласов.

- Ой, Алекс, как здорово! Какой же ты молодец!

- Это мы с боцманом смастерили, - с довольным видом объяснял Алекс.

- И боцман тоже молодец! - сказала Дикки, не отрываясь от экрана, - Смотри, смотри! Вон, видишь, морская звезда какая большая и красивая лежит!

- Да, звезда… Беда с этими звездами.

- Это почему же беда? Они же какие красивые!

- Они очень большой вред приносят кораллам и моллюскам в раковинах.

- Вот эти звездочки приносят вред?!

- Они самые. Видишь, на дне много раскрытых раковин пустых лежит?

- Вижу. Надо попросить Аквариуса, чтобы он достал немножко. У раковин даже есть дырочки, в которые можно продеть нитку.

- Так вот, Дикки, пустые ракушки с дырочкой – это работа морских звезд и в этом-то и заключается беда. Звезда садится на ракушку и выделяет такое вещество, которое растворяет раковину и проделывает в ней дырочку, через которую звезда и съедает моллюск, опуская туда маленький хоботок.

- Так это что же, получается, морские звезды плохие, да?

- Да нет, не плохие. И вообще, в природе все так устроено, что каждое существо одновременно и полезное и вредное.

- Это как так может быть?

- А очень просто. Вот, для кошек, собачек и других домашних питомцев мы полезные или вредные?

- Конечно же, полезные, - засмеялась Дикки.

- А для рыб, которых мы в речке или в море ловим, для курочек, что выращивают на птицефермах? А - котлетки, а колбаска…

- Ну, так мы же просто… Нам же нужно что-то кушать.

- Вот именно, девочка, вот именно! Именно так и устроен мир! Мы же никому не хотим зла, просто мы, как и все остальные существа на свете, вынуждены чем-то питаться. Поняла?

- Да, поняла, - ответила Дикки, серьезно глядя на Алекса. Она впервые задумалась об этом и то, что она сейчас поняла, было не совсем приятно, но это – жизнь и ничего с этим не поделать. Это было грустно, но Дикки не умела долго грустить и поэтому вздохнула, улыбнулась и продолжила смотреть в «телевизор». Через минуту – другую девочка забыла обо всем на свете и снова весело вскрикивала от красоты и необычности того, что происходило перед ее глазами.

Далее

(В. Ахметзянова, В. Федоров)

Приключения Дикки и ее друзей