Глава семнадцатая. Остров





Проснувшись, как всегда, рано утром, Дикки сразу поняла, что что-то не так, корабль как-то совсем не так себя ведет. Он совсем не качался! Девочка быстро встала, выглянула в иллюминатор и увидела там берег! Он был совсем рядом и совсем, совсем такой же, как на картинках Алекса. Синее море, бело-желтый песчаный пляж и высокие пальмы, а чуть подальше – густой, темно-зеленый лес.

- Тетя Варя, мы куда-то пришли! Правда-правда!– крикнула Дикки, не сдержавшись.

- И куда же это мы пришли? – сладко потягиваясь, спросила Кокошкина, улыбаясь девочке.

- Я не знаю, но мне кажется, что это очень похоже на то, что Алекс нарисовал в столовой. Сейчас пойду в столовую и посмотрю – похоже, или нет!

- Оденься, умойся, а потом иди. Разве можно неумытой и растрепанной на палубу выходить?

Картина была похожа, но не очень. На картине был нарисован небольшой островок, а настоящая земля была большая, и была она везде вокруг корабля, только в одном месте разрывалась, и там было только одно море, аж до самого горизонта, где темной краской как будто бы провели черту между морем и небом.

К Дикки подошел Ворчун, дружелюбно виляя хвостом, и ткнулся в колени носом.

- Привет! – сказала Дикки, гладя собаку, - с добрым утром тебя!

- КРРРасота!- раздалось над головой, и пес гавкнул от неожиданности.

- Ворошка, ну какая же ты! Разве можно так пугать? А вообще, я с тобой согласна. Действительно, красота!

- А завтракать кто-нибудь сегодня будет или нет? – спросила тетя Варя, выглядывая из двери в надстройку.

- Буду, буду! – крикнула Дикки, - Я сейчас такая голодная, что две тарелки съем чего-нибудь!

- Нет, чего-нибудь есть не стоит, а вот вкусной каши ешь сколько угодно! – смеясь, сказала тетя Варя.

- Правильно, - сказал боцман, - каша – самое первое дело! Силы дает! А как без сил на берег сходить? Невозможно!

- На бе-ерег? – недоверчиво спросила Дикки.

- Ну да, на берег. Шлюпку вот спустим и поедем.

- А я успею поесть кашу? – недоверчиво спросила Дикки, - Без меня не уйдете?

- Нет, не уйдем. Я сам за этим прослежу! Ты главное – ешь, как следует, чтобы не обессилеть в пути. Договорились?

- Да! Я мигом! Тетя Варя, пошли быстрее!

- Вот уж и нет, - строго сказала Кокошкина, - быстро кашу есть нельзя. От нее никакой пользы не будет, если ее глотать, как Ворчун колбасу. Ее нужно есть спокойно, вдумчиво.

- А как же на берег? – растерянно спросила Дикки, - Они же уйдут, пока я буду вдумчиво ее есть!

- Как так не дождутся, обязательно дождутся! Правда? – спросила на боцмана.

- Дождутся, дождутся! – сказал боцман, широко улыбаясь.

Когда Дикки выбежала на палубу, матросы уж спустили шлюпку на воду.

- Сходи на мостик, спроси разрешение у старпома, я не могу без его разрешения тебя в шлюпку посадить, сама понимаешь, - тихо сказал боцман. Дикки кивнула понимающе и пошла на корму, чтобы оттуда подняться по трапу на крыло, где стояли старпом в своем белом кителе и вахтенный помощник.

- Прошу разрешения войти, - громко и четко произнесла Дикки слова, которым учил ее Алекс.

- В-войдите, конечно, - чуть заикаясь от неожиданности, сказал старпом, - как не разрешить хорошо воспитанной девочке? Я слушаю вас.

- Я бы очень хотела... Нет, я бы очень просила… Мне бы так хотелось, - тут Дикки окончательно запуталась в словах, и вдруг, чуть не заплакав от досады, выпалила:

- Так вот, мы пришли куда-то и я очень, ну очень-приочень хочу на берег с боцманом на лодке пойти!

- Ну, что же, - совершенно серьезно сказал старпом, - хотеть на берег и не попасть туда, крайне вредно для девочек, особенно для дисциплинированных и воспитанных девочек. Насколько я понимаю, я сейчас разговариваю именно с такой девочкой?

- Ой, да! Я дисциплинированная! – с чувством сказала Дикки.

- И слушаться будете взрослых там, на берегу?

- Буду!

- Хорошо, я верю вам. Скажите боцману, что я разрешаю вам идти на берег на шлюпке.

- Спасибо, товарищ старпом, серьезно сказала Дикки, - но больше выдерживать такой серьезный тон сил у нее просто не хватило и, провернувшись на одной ножке, она с радостным криком «Разрешили!» полетела по трапам вниз, на палубу.

- КаРРРаул! – заорала Вороха где-то наверху, а вахтенный помощник громко рассмеялся.

Дикки была уже в шлюпке. Там же были уже матросы, Аквариус, Профессор и боцман. Все сидели, и почему-то шлюпка никуда не шла.

- А почему мы не идем? – спросила Дикки.

- Ждем еще одного пассажира, - скала Боцман.

- А кого?

- Зайца.

- За-айца? У нас же нет зайцев! Это же мы с Ворошкой были зайцами, а потом перестали быть ими.

- Принимайте – раздалось сверху. Боцман встал и принял большую клетку, в которой сидела та самая обезьянка.

- Ой, какой же это заяц? Это же обезьянка наша! А куда мы ее везем? Кто ее в клетку посадил? А зачем…

- Стоп, стоп, стоп! – сказал боцман, - слишком много вопросов! Обезьяны должны жить в джунглях, а не на порядочных кораблях.

- Да? – ехидно сказала Дикки, уперев руки в бока и глядя на боцмана, - И где это мы возьмем для нее джунгли на острове посреди океана? Там же только песок один и лес дикий! И что обезьянке делать в этом лесу, а? Кто ей там эти самые джунгли построит?

- Та-ак, Дикки, - вмешался в эту острую беседу девочки и боцмана подошедший Алекс, - я беру на себя организацию джунглей для этой обезьянки! У меня есть какой-никакой опыт в этом, а если что – уважаемые ученые мне помогут. Правильно я говорю?

- Да, конечно, - серьезно закивали головами Аквариус и Профессор, но глаза у них при этом были какие-то совсем уж не серьезные, отметила про себя Дикки.

Лодка мягко, с тихим шуршанием врезалась в тончайший песок. Матросы выпрыгивали из лодки и один из них, стоя внизу, подхватил подошедшую к носу лодки Дикки и поставил ее на песок.

- Ой, как здорово, - захлопала девочка в ладоши, - я так давно не была на земле!

- А ты сбрось свои сандалики и босиком походи по песку, - сказал Боцман, - это очень полезно. Дикки так и сделала.

- Я бы всю жизнь так и проходила босиком! – сказала Дикки, и все вокруг почему-то засмеялись.

- Посмотрим, что ты скажешь лет через десять! – смеясь, сказал Боцман, - Сомневаюсь, что эта мысль по-прежнему будет нравиться тебе!

- Почему? – удивилась Дикки.

- Но ведь тогда у тебя никогда не будет туфелек красивых, - сказал Алекс.

- Да? – удивленно спросила Дикки, - Совсем-совсем никогда не будет?

- Конечно! – сказал Алекс, - Зачем тебе будут нужны туфли, если босиком будешь всегда ходить?

- Тогда я еще немножко подумаю. Можно?

Матросы с Аквариусом и Профессором пошли туда, где из леса вытекал небольшой ручеек. Алекс, как всегда, развернул раскладной мольберт и стульчик, стал рисовать. Боцман с клеткой и Дикки пошли к лесу. Обезьянка, увидев лес, совсем потеряла покой. Она стала кричать, схватившись руками за прутья, пыталась их сломать.

- Погоди, погоди, милая, - уговаривал ее боцман, - сейчас выпущу тебя, и побежишь к своим сородичам.

- Ей что, совсем плохо с нами, что она так хочет убежать? – спросила девочка.

- Да нет, милая, - сказал боцман, подумав немного, - дело не в этом. Вот, разве хорошо было бы тебе, например, жить там, где только одни обезьяны? Весело ли было бы?

- Нет, наверное, совсем не весело было бы, - согласилась Дикки, - с ними и поговорить-то нельзя.

- Вот и ей тоже скучно стало, к своим хочется. С ними она и поговорить может и поиграться.

- А обезьянки разве говорят?

- А как же! Все твари Божьи между собой разговаривают, только мы не понимаем их.

- Все-привсе?

- Конечно.

- И рыбы?

- И рыбы.

- И даже мухи?

- Наверное, и мухи тоже разговаривают, - засмеялся Боцман, ставя клетку на ровную зеленую травку между двумя пальмами на краю густых зарослей.

- Ну, иди, - сказал он обезьянке, открыв дверцу. Медленно, опасливо поглядывая на Боцмана и на Дикки, обезьянка вышла из клетки и, сначала медленно, а затем быстрыми прыжками, унеслась в лес.

- Вот и все, - сказал Боцман.

- И даже не попрощалась, - сказала Дикки, еле сдерживая подступающие слезы.

- Ничего, не переживай, - сказал Боцман и погладил девочку по голове, - ей сейчас не до нас, ей на новом месте обустраиваться нужно, а это непросто! Идем, искупнемся и на песочке полежим.

Вода была такая теплая, что Дикки даже и не почувствовала ее, войдя по пояс. Она поплескалась немножко, но больше не хотелось. Одной было совсем не интересно это делать. Боцман уплыл далеко, а все остальные были на другом конце пляжа.

Дикки полежала немного на песке, а потом надела платьице и хотела было пойти к Алексу, чтобы посмотреть, что он рисует, но передумала и пошла туда, где они выпустили обезьянку. Втайне, Дикки надеялась, что обезьянка все же выйдет к ней, и Дикки сможет попрощаться с ней.

Обезьянки там не было. Дикки села на травку, сорвала пучок длинных широких травинок и решила связать себе браслетик. Когда-то бабушка научила ее плести из травинок ремешки и браслетики. Вспомнив о бабушке, Дикки всплакнула чуточку, а потом легла на траву и стала смотреть на проплывающие мимо маленькие белые облачка, слушая хор птичьих голосов, доносившихся из леса. Успокоившись, она незаметно для себя задремала..

Далее

(В. Ахметзянова, В. Федоров)

Приключения Дикки и ее друзей