Глава Четвертая. Зайцы на корабле





Дикки проснулась и тихо заплакала, вспомнив все, но долго плакать не получилось, потому что она вдруг поняла, что корабль качается.

- «Значит, мы уже плывем! - радостно подумала она, - Получилось!»

- Ты где, Каркуша? - спросила она вороненка.

- КаРР, - раздалось в другом конце помещения.

- Не кричи так громко, услышат ведь! – тихо сказала Дикки и почти сразу услыхала заливистый собачий лай.

Лаяли сверху. Лаяли долго и непрерывно. Дикки сразу поняла, что лают на них с Ворошкой. Это означало, что еще немножко и их найдут… Дикки всегда любила собачек, но эта ей совсем не нравилась.

- «А с другой стороны, - подумала девочка, - она же ни в чем не виновата. Она просто делает то, что ей и положено – охраняет хозяев от посторонних».

Дикки не считала себя посторонней, хотя, как ни рассуждай, а выходило именно так. Лай продолжался и вот, произошло то, что неминуемо и должно было произойти. Раздались тяжелые шаги, и лай еще больше усилился.

- Ну что тебе здесь не нравится, Ворчун, а? – раздался тот же грубый мужской голос, что Дикки слышала ночью, - чего так ругаешься?

- Боцман, что там такое? – послышался еще голос, - что за шум на палубе?

- Не знаю, но сейчас выясним, - ответил все тот же голос, и Дикки теперь знала, что голос этот принадлежит боцману, - что-то Ворчун слишком разворчался. Сейчас узнаем, что случилось.

В помещение ворвался яркий солнечный свет и на какое-то мгновение ослепил девочку, но она успела увидеть, как над порогом люка возникла лохматая голова и громко залаяла. Тут же к голове черной тенью метнулся вороненок и с налета долбанул клювом в пса в лоб. Пес, не столько от боли, сколько от неожиданности, завизжал и куда-то умчался.

- Ну и ну, - засмеялся боцман, а следом и другие мужчины, что были там, наверху.

- А молодец наш Ворчун, - сказал кто-то, - вон, как почуял зайца на корабле!

- Да, отменно справил службу, - пробасил боцман.

- А птица-то не улетает, вон она, на рею села.

- А куда ей лететь? Море кругом, лететь некуда. Покормить бы ее, - раздался вдруг женский голос, и Дикки почему-то очень этому обрадовалась.

- «Голос такой приятный и добрый, совсем как у бабушки», - подумала она, и ей снова захотелось плакать. Слезы сами покатились по щекам.

- Гав-гав-гав, – снова раздался противный лай, и показалась та же лохматая собачья голова.

- Э… да там, похоже, еще кто-то есть, - протянул боцман. А ну, все, кто там есть, вылезайте сейчас же, не то худо будет!

Дикки сжалась от страха в комочек, ей захотелось вообще превратиться в песчинку, лишь бы ее не обнаружили и не арестовали.

- Я кому сказал, а? – не успокаивался боцман, - немедленно выходите, а то сейчас спущусь, и мало никому не покажется!

- Будь что будет, - прошептала Дикки и, поднявшись, стала пробираться меж ящиками, тюками и бочками. Собака залаяла еще громче.

- Та-ак, еще один заяц… даже зайчонок, - грозно произнес боцман, - сколько вас там еще? Всем руки вверх, выходить и строиться в шеренгу по одному, считать вас, голубчиков, буду!

Дикки медленно поднималась по ступенькам, подняв руки. Ей было очень страшно. Ей никогда еще не приказывали поднять руки вверх да еще таким строгим голосом, и она почувствовала себя такой маленькой, несчастной, так что слезы теперь ручьями потекли ее щекам.

- Это что за слезы такие? - гремел голос боцмана, - Отставить слезы! Кто там есть еще или все, что ли? Всем быстро наверх!

После этих слов у Дикки совсем не стало сил сдерживаться, и она громко заплакала.

- Это ты чего на ребенка раскричался, а? - раздался сверху женский голос и, обратившись к Дикки, мягко добавила - А ну-ка, иди сюда, иди ко мне, моя хорошая! Никто тебя здесь не обидит, я уж прослежу за этим, будь уверена! Ишь, на ребенка кричать вздумали!

Теплые, мягкие руки незнакомой женщины подхватили Дикки. Эта женщина пахла очень вкусно - свежим хлебом, борщом и еще чем-то таким, чем всегда пахло от мамы.

- Не бойся ничего, никто тебя не тронет, - быстро говорила женщина, гладя девочку по голове.

- Да я чего, - растерянно проговорил боцман уже не так громко и не так сердито, - это я так, для порядка…

- Пусть только попробует кто ругаться, я его быстро отучу девочек пугать! – громко сказала женщина.

- Карррр! – неожиданно громко и сердито подтвердила Ворошка, и все дружно рассмеялись.

- Да ладно вам, что вы на меня напустились-то, - совсем виновато сказал боцман, - я же не изверг какой, у меня же у самого внучка есть, вот почти такая же, непослушная.

- Та-ак, и что здесь происходит, позвольте вас спросить? – раздалось вдруг, и все замолкли.

- Да вот, товарищ старший помощник капитана, - сказал боцман, вытянувшись и серьезно глядя в глаза высокому, очень худому мужчине, - докладываю – зайцев обнаружили.

- Кто такие? Разбойники, шпионы, бандиты?

- Никак нет, только девочки и птицы, больше никого.

- С птицами все понятно, - сказал старпом и взглянул на вороненка, сидевшего на рее. Что с девочками? Доложите четко и подробно.

- Так что, - четким громким голосом стал докладывать боцман, - зайцев обнаружили в трюме! Девочка в количестве одна, похоже – ничейная и птица - ворона, тоже одна, но похоже - девочкина.

- Карр! – громко подтвердила Ворошка, и все снова засмеялись.

- А вас, птица, я попрошу не перебивать боцмана, - сказал старпом вороненку, - до вас очередь дойдет. Сейчас меня интересует, как и зачем эта девочка оказалась на судне и почему это она ничейная?

- Не знаю, не успел еще выяснить, - ответил боцман.

- Мне все понятно, - сказал старпом, - на борту возмутительный беспорядок! Ничейные девочки находятся в трюме вместо того, чтобы играть дома с куклами и ходить в школу, а их птицы сидят на реях и перебивают старших. Думаю, их мама в это время с ума сходит, обнаружив пропажу. И что, вы называете это порядком?

- Они больше не будут, - улыбаясь, сказала женщина и еще крепче прижала к себе Дикки.

- КРРасота, - громко сказал вороненок .

- Так. Вы, птица, как я понял, еще и говорить умеете? - серьезно спросил старпом вороненка.

- ВоРРоша хоРРошая, - немедленно представилась Вороха.

- Понял и ничего не имею против этого и, раз уж дело приняло такой оборот, я не возражаю, чтобы эта умная птица сидела на рее.

- ПРРивет! КРРасота! - выпалила Вороха остаток своего словарного запаса.

- Ну что же, - сказал старпом, когда все перестали смеяться, - с птицами все ясно. Теперь будем разбираться с девочками. Этот вопрос гораздо серьезнее и поэтому мы сейчас пойдем к капитану.

- Я тоже пойду с девочкой, можно? - спросила женщина, не отпуская от себя Дикки, да и девочка совсем не хотела остаться одной, без такой надежной поддержки.

- Хорошо, товарищ Кокошкина, вы можете идти с нами.

Повернувшись, старпом пошел к двери в надстройку. За ним шли боцман, Дикки и Кокошкина.

Далее

(В. Ахметзянова, В. Федоров)

Приключения Дикки и ее друзей