Талгат





Однажды к нам домой зашла Татьяна, моя двоюродная сестра, с молодым человеком, своим женихом, и принесла приглашение на свадьбу. Это было такое неординарное событие, что надолго выбило меня из колеи. Татьяна училась в институте, на последнем курсе, и там, кстати, и нашла своего любимого. Помню, мы с Надей как-то зимой зашли к ней домой, попросить санки, и увидели, что у Татьяны была студенческая вечеринка. Таня была старше меня на шесть лет, и всегда казалась мне умной и серьезной девушкой. Таня тогда санок не дала, сказав, что ей некогда, и я, с завистью подумала, что какая же она счастливая, и как весело всегда проводит время. И я прекрасно понимала, что никогда мне не быть в такой веселой, студенческой среде. А тут нас с Надей лично пригласили на свадьбу. Свадьба обещала быть веселой, так как была приглашена одна молодежь, а остальные родственники были приглашены на следующий день. И я просто была счастлива, что не относилась к остальным родственникам.

И опять передо мной встал вопрос - что же надеть? У меня, кроме брюк ничего не было. Даже в техникуме зловредные мальчишки придумали загадку: Зимой и летом - одним цветом. Кто это? Ответ - Валька Рятова в брюках. Все-таки родители по такому случаю выделили мне тридцать рублей, и я, объездив все магазины, купила симпатичную кофточку. На остальное денег уже не было и, отгладив те же многострадальные брюки, я с сестрой отправилась на свадьбу.

У Татьяны на самом деле была одна молодежь. Таня представила нас с Надей своему новоиспеченному супругу, которого звали Юрой. Он был таким красавчиком! Худенький, симпатичный, с длинными светлыми волнистыми волосами до плеч. Юра был веселым и общительным, а когда он сказал, что даже представить себе не мог, какие оказывается у Татьяны красивые и молоденькие сестрички, я сразу перестала его бояться. Он мог болтать часами, и у него было столько юмора, что буквально все в его присутствии заражались весельем.

К своей радости, среди гостей я увидела Наташку, свою двоюродную сестру, с которой провела свое раннее детство в старой квартире, и где она жила в соседней комнате с тетей Лидой и дядей Женей. Эту Наташку я просто обожала и боготворила, хотя она никогда и не была примером добродетельности. Курила, как паровоз, да и любила пропустить стаканчик-другой вина. Тощая и длинная, она немного сутулилась, так что красавицей Наташу тоже нельзя было назвать. Лицо ее, покрытое крупными веснушками, было длинным и узким, нос заметно выделялся. Но глаза ее, большие и немного выпуклые, опушенные длинными ресницами, придавали ее лицу распахнутость и открытость. Характером она была довольно безалаберной, но очень добродушной. Была она замужем, и у нее была чудесная дочка Танюшка. Я часто приезжала к ним, и мне доставляло огромное удовольствие играть с ребенком, а также слушать Наташкины приключения, которыми она меня любила угостить. Наташка тоже была рада, когда увидела меня у Татьяны, и я выходила с ней в коридор, где она затягивалась сигареткой, просто так, за компанию.

В маленькой комнате я заметила довольно странного человека. Несмотря на то, что в квартире было полно народа и шумно, он спал, сидя на диване. И я осторожненько так стала его разглядывать. Слишком уж он отличался от других. Все дело, наверное, было в волосах, длинных и густых. Длинная челка наполовину закрывала лицо. Так что я даже толком не могла разглядеть, как он выглядит. Тут он открыл один глаз, взглянул на меня, и опять уснул. Я спросила у Наташки, что это за тип, и она ответила, что это студент, Юркин друг. Никогда таких студентов я еще не видела. И подумала, что это, наверное, какой-то хиппи.

Тут всех пригласили к столу, и мы перешли в большую комнату, где был накрыт стол. Во главе стола сидели, как и полагается, молодожены, и я так завидовала Татьяне! Она выглядела такой красивой и счастливой, да и жених ее тоже выглядел "на все сто". Они даже были похожи чем-то, и были самой красивой парой, и я чувствовала, что у них будет какая-то особенная семья, студенческая и современная. Я хотела сесть рядом с Наташкой, или с Надей. Но как-то получилось, что рядом сел тот самый хиппи, и я страшно перепугалась, так как совершенно не знала, как с этими хиппи надо общаться. Татьяна, увидев мое смущение, засмеялась, и сказала, что этого человека зовут Талгатом, и что он очень хороший и умный человек. А когда Юра добавил, что это его лучший друг и самый выдающийся ум на всем курсе, я немного успокоилась. Правда, я не сразу смогла выучить это странное и незнакомое имя, и обращалась к нему только на "Вы". Талгат и правда, не собирался никого стращать, а только кормил меня, накладывая еду со всех тарелок. Мы выпили шампанского за молодых, они без конца целовались, и я, слегка запьяневшая, чувствовала себя своей в этой славной компании.

Потом начались танцы, и Талгат приглашал только меня. Я была просто на седьмом месте от счастья, что на меня обратил внимание такой умный студент. Были же и другие девушки на этой свадьбе. А вот, однако, он выбрал почему-то меня. И я стала считать себя просто неотразимой. Правда, старалась побольше молчать, чтобы он не догадался, что я не такая умная и образованная, как он.

Там был еще один студент Володя. Был он высокий, немного толстоват, в элегантном сером костюме в полосочку. И вот этотВолодя объявил, что он поставил себе задачу - перецеловать всех присутствующих девушек. И это ему удалось. Почти. Оставалась только я, и ему никак не удавалось схватить меня, так как я всегда вырывалась, и убегала. Но он поклялся, что, во что бы то ни стало, сделает то, что наметил, так что я старалась держаться от него подальше и была испугана не на шутку.

В это время у Наташки кончилось курево, и она попросила меня стрельнуть сигаретку у этого Володи. Я испугалась, и ответила, что не пойду, что он и так гоняется за мной. Но Наташка сказала, что этот Володя понял, что я совсем еще девчонка, и не будет больше приставать. Я предложила ей самой пойти к нему, но Наташка ответила, что уже подходила к нему, и ей уже неудобно у него просить в десятый раз. И подтолкнула меня в комнату, где Володя в это время вел умную беседу с Талгатом. Я передала ему Наташкину просьбу, стоя от него, на всякий случай, подальше, и Володя, протягивая сигареты, вдруг притянул меня с силой к себе и попытался поцеловать. Но это ему не удалось, потому что я, размахнувшись, со всей силы треснула его по морде. Не ожидая такого, он схватился за щеку, и отпустил меня.

А я, зажав в руке сигареты, пулей выскочила из комнаты. Володя на меня обиделся, и сказал, что этого никогда мне не забудет. И я боялась его мести. Но прошло уже много лет, и я надеюсь, что он и думать забыл окакой-то нескладной девчонке, которая, к тому же, даже целоваться не умела.

Скоро позвонили мои родители, и сказали, что уже поздно, и чтобы мы с Надей возвращались домой. А мне так не хотелось уходить. Когда еще я погуляю на свадьбе? Тем более что и Таня, и Наташа, и Юра с Талгатом просили меня остаться, и обещали, что попозже проводят меня. И я сказала Наде, что не пойду домой, и она ушла одна, заметив, что мне попадет от родителей. Но мне было уже все равно. Все равно, что будет потом, главное, что бы "сейчас" подольше не кончалось. И мы еще танцевали и пили шампанское, а потом опять танцевали.

Наконец, я поняла, что уже на самом деле очень поздно, и сказала, что ухожу. Меня еще пытались задержать, но мне и на самом деле было уже пора, и родители звонили уже каждые пять минут, грозя, что если я сейчас же не вернусь, то сами придут за мной и вытащат силком. Талгат поднялся меня проводить. Я немного опасалась его, но Таня меня ободрила, сказав, что Талгат на плохое не способен, и я с удовольствием согласилась на такого необычного провожатого. По дороге Талгат начал спрашивать меня о родителях, об учебе, даже поинтересовался, что мне нравится, какие книги я читаю, и вообще, чувствовалось, что он не на шутку заинтересовался мной. Около подъезда мы распрощались, и он пообещал, что позвонит. Я не очень-то верила, но мне было достаточно и одного этого дня, который, думала, навсегда останется в моей памяти.

(В. Ахметзянова)

Дикаркины рассказы