Царевна-лягушка





Еще нашей любимой с Вовкой затеей была ловля жуков. Для этого мы брали с собой пустые коробки из-под спичек, уходили на ближайший пустырь, и начинали охоту. Мы переворачивали все камни и деревяшки и, поймав жука, сажали его в коробочку. Мне никогда не удавалось переплюнуть в этом соревновании Вовку, так как я не всегда успевала схватить убегающих насекомых, да и страшновато было, когда они крутили длинными усами и щелкали челюстями.

У Вовки всегда была полная коробочка этих черных блестящих усачей, некоторые из которых просто поражали своими размерами, и Вовке доставляло огромное удовольствие пугать этими рогачами меня, крутя этими тварями перед моим носом.

Но однажды мне удалось поймать большую лягушку, и теперь пришла Вовкина очередь завидовать мне. Он предложил мне за лягушку самого огромного жука, но я сказала, что я не такая наивная, и что все его вонючие жуки не стоят даже одной лягушачьей лапки. И я принялась дрессировать свою лягушку, заставляя перепрыгивать через прутик. Затем нашла огромную лужу, и пустила ее в кругосветное плавание. Лягушка смешно раздувала щеки, и глазки у нее были настоящие и живые, не то, что у каких-то полудохлых жуков.

Вовка тогда стал меня пугать, говоря, что у меня от лягушки появятся бородавки, и потом я сама превращусь в лягушку. Я немного испугалась, и быстро вытерла руки о платье, но по торжествующим Вовкиным глазам догадалась, что Вовка просто хочет завладеть моим сокровищем. И тогда я сказала ему, что моя лягушка просто заколдована злой феей, а я освободила ее, и скоро она превратится в царевну и исполнит три моих желания.

И мы стали фантазировать, что же такое заказать лягушке, чтобы заранее быть подготовленным, и не растратить желания по пустякам. И придумали: во-первых, чтобы я была царевна; во-вторых, чтобы у меня была волшебная палочка; и, в-третьих, чтобы прямо сейчас появилась целая бочка мороженого. Вовка заметил, что ему из трех желаний ничего не перепало, хотя он является лучшим моим другом. Я его успокоила, сказав, что если у меня будет волшебная палочка, то я и его сделаю принцем, если, конечно, он мне отдаст половину своих жуков, да и полбочки мороженого я ему отдам за бесплатно.

И мы так в это поверили, что не стали больше мучить наш будущий источник богатства, а сидели над лягушкой и старались к ней "подлизаться", говоря, какая она красивая и как мы ее любим. Но лягушка и не думала радоваться своему освобождению, наверное, мы слишком много заказали.

Скоро стало темнеть, и Вовка сказал, что мне пора идти домой, а то мне влетит от родителей, а он, так и быть, покараулит лягушку до утра. Вот ведь хитренький! И я ему ответила, что лягушка моя, и будет теперь всю жизнь жить у меня, пока не превратится в царевну, о чем я ему сразу же сообщу, а он, если хочет, может приходить к ней в гости и кормить своими жуками. На том и порешили.

Я позвонила в дверь, и мне открыла Наташка, и сказала, что мне сейчас влетит от матери, за то, что я шляюсь неизвестно где. Но когда я торжествующе сунула свою лягушку Наташке под нос, она завизжала так, что я думала, у меня перепонки лопнут. На ее визг выскочил дядя Володя, и ни слова не говоря, вырвал мое сокровище и спустил в унитаз.

Тут уж завизжала я, да так, что изо всех комнат выскочили все соседи, а я все визжала и визжала, со мной просто истерика началась. Я кричала, что Наташка дура, и дядя Володя дурак, и вообще все дураки и идиоты, а лягушка была живая, и теперь я ее никогда не увижу. Тут все испугались, и начали меня успокаивать и говорить, что лягушка не умерла, а по трубе спустилась к морю, и там ей будет хорошо, а в квартире она точно бы погибла без воды, и называли меня глупенькой.

Но они врали, они все врали эти правильные взрослые, и даже мои родители, когда говорили, что лягушка не погибла, а где-нибудь выплыла. И получалось по их словам, что это я плохая, мучаю животных, и ору как сумасшедшая на весь дом, а дядя Володя хороший, спас лягушку, и той сейчас хорошо.

И только бабушка, моя родная, милая бабушка, она одна назвала дядю Володю сумасшедшим. Да! Она ему так и сказала: "Ты что Володька, совсем с ума сошел, что же ты наделал, паразит такой!" И дядя Володя, расстроенный таким поворотом, пообещал пойти и найти мне точно такую же лягушку. Но я сказала, что пускай он целуется со своей лягушкой сраной, и даже женится на ней, а мне нужна моя единственная, неповторимая.

И я перестала вырываться, и обхватила руками бабушку за шею, она прижала меня к своей груди и так, неутешно рыдающую отнесла меня в свою кровать. И впервые огромная и железная бабушкина кровать показалась теплой и уютной, потому что рядом была моя родная и любимая бабушка, которая часто спасала меня от беды. И даже ночью, просыпаясь, я сразу вспоминала свою бедную лягушечку и начинала плакать, и только добрые бабушкины руки, гладили меня по голове, и я успокаивалась.

Долго еще оплакивала я свою несостоявшуюся сказку и думала, что лучше бы я отдала лягушку Вовке, он бы не позволил вот так просто спустить ее в унитаз. А иногда и тешила себя надеждой, что может быть взрослые правы и моя лягушечка прыгает сейчас около моря и там, наконец, найдет своего заморского принца.

(В. Ахметзянова)

Дикаркины рассказы