Качели





Обычно мы с сестренкой гуляли во дворе. И мы любили возиться в песочнице, делая разнообразные куличики, или просто кататься на больших железных качалках, представляющих из себя кресло-качалку, но только с сидениями друг напротив друга. Иногда кто-нибудь, из озорства, быстро вскакивал с сиденья, и тогда противоположная сторона заваливалась на землю, порой и прищемив себе что-нибудь этой железной махиной. Еще были деревянные барабаны разных размеров, которые надо было крутить ногами, но это у меня плохо получалось. Детей в нашем дворе было много, и эти нехитрые развлечения были постоянно кем-то заняты.

Однажды, к всеобщей радости, на детской площадке установили качели. Весть об этом моментально облетела все близлежащие дворы, и вся ребятня от мала до велика, побросав свои дела, выстроилась в очередь. Взрослые также не остались равнодушными и строго, но справедливо следили за порядком. Встали и мы с Надей в очередь.

Долго мы ждали, завидуя тем, которые взмывали в небо. Но подошла и наша очередь. Мы уселись на одни качели, кто-то из взрослых нас подтолкнул, и мы стали раскачиваться. Это было так здорово, что я даже не нахожу слов, чтобы описать те ощущения, которые овладели мной. Это было что-то космическо-душезахватывающее!

Мы взлетали над деревьями, а внизу на нас с завистью смотрели те, чья очередь еще не подошла, или уже прошла. И даже взрослые дяди и тети, бабушки и дедушки, и даже не побоюсь этого слова - грудные младенцы не сводили с нас глаз. А размером те глаза были с полтинник! Вот не вру!

И я просто опьянела от счастья, просто-таки лопалась от гордости, чувствуя себя центром вселенной. И чтобы показать всем, что я еще умею, чтобы все поняли, какая я необыкновенно ловкая и храбрая девочка, я отпустила одну руку и так качалась, держась другой рукой, помахивая снисходительно ладошкой тем, которые оставались там, внизу, на грешной земле. Кажется, я совсем уже рехнулась от чувства собственного превосходства, потому что мне и этого показалось мало, и я отпустила вторую руку, держась ногами за сиденье, и размахивая руками, как крыльями, чувствуя себя вольной птицей.

Надя, увидев мои выкрутасы, тоже решила не отставать, и также замахала руками. Но совместный полет недолго продолжался, потому что, через секунду из-поднебесья мы дружно грохнулись на землю, и также дружно заревели. Надя схватилась за голову, а я - за ушибленную руку.

Какая-то женщина взяла нас за руки, и повела домой. Мне было стыдно плакать перед этой взрослой тетей, и я замолчала, а Надя продолжала вопить на всю улицу. Дома родители сразу бросились к сестре, так как она орала, как резаная. И сразу повели ее к врачу. Ну и меня заодно взяли. Врач осмотрел ее внимательно и сказал, что ничего страшного нет, только шишку на голове смазал. Тогда вспомнили и обо мне. Врач осмотрел мою руку, и сразу направил на рентген. Оказался перелом. И меня сразу же отправили в больницу.

(В. Ахметзянова)

Дикаркины рассказы