Бабушка





Больше всех любила я бабушку Федору, даже не знаю почему. Может потому, что была она большая, толстая и добрая, и ее можно было совсем не слушаться. Во всяком случае, она почти не ругалась и часто с нами занималась. Родители постоянно были заняты и, чтобы мы не путались под ногами, отсылали нас с Надей к бабушке.

Любила я сидеть у бабушки на коленях и играть с ее морщинистыми руками. Я собирала эти морщинки в складки и перекатывала их по всей руке. Бабушка говорила, что когда я буду старенькой, у меня тоже будут такие же морщинки. А еще она говорила, что тоже была когда-то маленькой девочкой, и у нее тоже была старенькая бабушка. И я тогда ловила ее на слове, и ехидно спрашивала, почему же я этого не помню? А бабушка говорила, что меня тогда еще и на свете не было, но этому я уж никак не могла поверить! Где же я тогда была, когда меня еще не было? Я была уверена, что бабушка всегда была старенькая, и будет такой всегда-всегда. И была уверена, что бабушка все просто сочиняет и выдумывает.

По-моему, бабушка не умела ни читать, ни писать. Во всяком случае, она всегда вместо подписи ставила крестик, а чтобы прочитать что-то, просила Наташку. Хотя, может быть, она просто плохо видела.

Каждый вечер мы собирались у бабушки, и умоляли ее рассказать нам "хоть одну маленькую сказочку". Бабушка немного ворчала, но всегда соглашалась, и мы, взобравшись на ее высокую кровать, стараясь занять местечко поближе к бабушке, слушали одну сказку за другой - и про Репку, и про Курочку Рябу, и про Колобка, и еще много-много других. Все эти сказки мы уже выучили наизусть, а все равно просили рассказать то одну, то другую.

А когда я стала взрослой, и у меня появились свои детишки, я рассказывала им эти сказки. Вот одну такую сказку я и попробую рассказать Вам.

Сказка про вора

Жил-был в одной деревне вор. И такой он был удачливый, проворный да смекалистый, что никто не мог его поймать. А надо сказать, что грабил он только богатых да злых людей, а все наворованное отдавал бедным людям. Докатилась о нем молва и до дальней деревни, где жил очень богатый и жадный барин. Вот как-то этот барин прослышал про этого вора, да и расхвастался:

- Да у меня столько стражников и слуг, что ни один воришка не посмеет и носа сунуть. Вот ежели этот вор и вправду такой ловкий, пусть попробует украсть мою лошадь. Бьюсь об заклад на тысячу рублей.

Дошла эта весть до вора. И решил он проучить хвастливого барина. Залез вор ночью в стог сена, находившийся неподалеку от дома богача, проделал в сене дырочку и стал наблюдать за домом.

И вот в воскресный день велел барин запрячь тройку белых лошадей, усадил в карету барыню и поехал с нею на базар. А вор его уже поджидал, и как только карета отъехала от дома, выскочил из засады и прицепился сзади кареты. Проехав немного, вор стащил с ноги свой сапог и кинул его далеко перед каретой. Барыня увидала сапог и говорит мужу:

- Барин, смотри-ка сапог лежит, совсем новый!

- Дура, ты дура, - отвечает барин, - вот кабы два сапога было, другое дело. На кой нам один сапог?

Поехали дальше. Вор выждал немного, снял второй сапог и также закинул.

- Барин, барин! - завопила барыня, - гляди-ка, - второй сапог!

Остановился барин, подошел к сапогу, видит - сапог крепкий, поднял его и говорит жене:

- Ты посиди тут, а я пойду подниму другой сапог.

Вору только того и надо было - как только барин скрылся за поворотом, вскочил рядом с барыней, схватил вожжи, и был таков. Вернулся барин с сапогом, глядь - ни лошадей, ни жены. Понял он, что это проделки вора, да делать нечего. Так пешком и вернулся в деревню. Вся деревня над ним потешалась. Вор не только лошадей, но и барыню увел из-под самого его носа. Только на следующий день жена возвратилась. Разъярился барин, что вор его на посмешище выставил и задумал убить вора.

- Ну, хорошо, - говорит он, - вот, коли, сможет этот вор унести мой ларец с деньгами, поверю, что он самый великий вор. Бьюсь об заклад на две тысячи рублей. А сам уже никому не верит, сел на сундук, взял в руки ружье, и караулит свое золото.

Дошла и эта весть до вора. Сделал он тогда чучело, на себя похожим. Одежду свою на чучело надел, под мышки ему пузыри с бычьей кровью подвесил, и отправился ночью с этим чучелом к барину. Заглянул осторожно в окно, видит - не спит барин, на сундуке сидит, его дожидается. Поднял он тогда чучело к окну, и тихонько постучал. Подумал барин, что это вор лезет, и выстрелил в него. Тут вор откинул чучело в сторону, как будто барин убил его, проткнул пузыри с кровью, а сам спрятался за угол. Выскочил барин из дома, подбежал к чучелу, глядит - из чучела кровь льется, и побежал барыню будить:

- Я вора убил, поеду похороню его, пока никто не увидал, а ты сиди на сундуке, никому не открывай! Завалил чучело на телегу и повез из деревни подальше закопать где-нибудь.

А вор выждал немного, потом подбежал к дому, и стал барабанить в дверь что есть мочи:

- Барыня, беда, беда!

Барыня открыла дверь:

- Что случилось, что ты орешь, всех перебудишь?

- Ох, беда, барыня. Нашего барина жандармы схватили, увидели, что он человека убил. Теперь ведут в тюрьму.

- Ох, что же теперь-то будет, что же мне теперь делать? - зарыдала барыня.

- Не реви, они вроде на выкуп согласны, вот барин меня и прислал за деньгами.

- А сколько надо?

- Да барин сказал, чтоб все забрал, дело-то какое страшное! Висилица ему грозит!

Вывела барыня из конюшни лошадей, помогла взвалить на телегу сундук со всем золотом, да еще и благословила на дорогу.

Через час вернулся барин. Жена к нему со слезами:

- Живой, славу богу!

Расцеловал ее барин и говорит:

- Живой, что со мной будет-то? Ну, жена, никакой черт мне теперь не страшен, закопал я этого супостата так, что теперь точно не вылезет. Пойдем, денежки пересчитаем, да и спать уляжемся. Устал я больно.

- Какие денежки? - изумилась жена, - я же их отдала, чтоб не повесили тебя.

Понял барин, что опять провел его вор. Затужил, закручинился, да и заболел с горя, застрелиться уж хотел. Но тут пришел тот самый вор, привез обратно и лошадей барских и сундук с деньгами, и говорит:

- Не надо, барин, мне твоего добра, дай только три тысячи рублей, которые проспорил. И не хвастайся больше своим богатством. Обрадовался барин, повинился перед вором, за то, что хотел убить его,выдал денег, да еще и лошадь подарил. Вот так-то.

(В. Ахметзянова)

Дикаркины рассказы