Автомобили против животных — животные против автомобилей





Наверное, никогда еще ни один вид животных не был столь многочисленным на Земле, как созданный человеком искусственный хищник, бездушный и безмозглый зверь — автомобиль. Более 300 миллионов автомобилей загазовывают сейчас наши ландшафты (и это еще без учета тех, которые носятся по социалистическим странам Азии). Ежегодно в мире выпускается 38 миллионов новых машин, причем 3,9 миллиона из них в одной лишь ФРГ. Что против них значат те 60 миллионов бизонов, которые паслись 300 лет назад в прериях Северной Америки, или те 2 миллиона крупных копытных, пасущихся в наше время в Серенгети? Капля в море. И ни один другой зверь не убивал когда-либо столько людей: ежегодно на земном шаре по вине автомобиля погибает 250 тысяч человек, в одной ФРГ приблизительно 15 тысяч. Сюда еще следует прибавить около 2 миллионов людей, получивших увечья.

Каждой сотней тысяч единиц средств транспорта, допущенных к эксплуатации, ежегодно бывает убито в ФРГ 72, в Японии «только» 12, в Швеции, Испании и Италии — от 15 до 18 человек.

Еще страшнее железные чудовища лютуют среди ничего не подозревающего животного мира.

Совершая постоянные поездки длиной в 75 километров по шоссе из Ингольштадта в Мюнхен, зоолог Хуберт Вайнцирль подсчитал за 30 поездок не менее 90 раздавленных ежей. В Дании было подсчитано 119 930 убитых ежей за один год плюс 94 416 других мелких млекопитающих и 366 030 птиц. Возле Нейзидлер-Зе, в Австрии, Хайнрих Кемпер подсчитывал по понедельникам задавленных на двенадцатикилометровом отрезке шоссе хомячков: за год их число достигало 2400 штук.

Сколько задавлено мелких зверюшек у нас в Федеративной Республике, не знает никто. Зато «Союз охотников» подсчитал, что за последний год на дорогах погибло 800 благородных оленей, 700 ланей, 70 тысяч косуль, 1500 кабанов и 150 тысяч зайцев общей стоимостью свыше 10 миллионов марок. Все они стали «добычей» автолюбителей. Это приблизительно пятнадцатая часть всех косуль, которую 250 тысяч владельцев охотничьих билетов подстреливают у нас за год, и каждый седьмой заяц погибает не от выстрела охотника, а под колесами автомобиля.

В Соединенных Штатах Америки дело обстоит никак не лучше. Там год за годом под колесами автомобилей погибает 70 тысяч белохвостых и столько же чернохвостых оленей. Уже в 1970 году в США общее число животных, принесенных в жертву ненасытному идолу только за один год, оценивалось в 365 миллионов особей. Вот такие дела.

А сколько собак и кошек в одной только ФРГ становятся жертвами уличного движения? Этого никто подсчитать не может.

Сколько собак и кошек у нас в стране погибает под колесами автомобилей — этого никто не в состоянии подсчитать даже приблизительно.

И если собаки еще кое-как научились увертываться от мчащихся навстречу автомобилей, то у кошек с этим обстоит значительно хуже…

И если наши собаки еще в какой-то мере научились уступать дорогу мчащемуся навстречу транспорту, то кошки гораздо реже способны с этим справиться.

А кто еще до недавнего времени вообще задумывался о жабах? Какое кому было дело до того, что они погибают на проезжих дорогах? Зимой 1956/57 года проводились мелиоративные работы, и построенное шоссе прошло прямо через бывшие озерки, куда испокон веков приходили откладывать свою икру земляные жабы. В следующем же марте жабы со всей округи заявились в то место, где прежде была вода. И только убедившись, что ее там нет, они поскакали дальше в поисках другого бочажка. Было их там видимо-невидимо, и асфальт оказался буквально затоплен месивом из раздавленных жабьих тел. По границам этого месива можно было с точностью определить, где здесь еще недавно находились озерки. Когда наконец спохватились и принялись жаб отлавливать, с тем чтобы перебазировать на другие окрестлежащие водоемы, они упорно продолжали возвращаться назад. И во все последующие годы жабы появлялись почти в один и тот же день на том же самом отрезке шоссе, пока не погибли уже самые последние.

В Африке тоже на сегодняшний день многие дикие животные становятся жертвами уличного движения, как эти две редкие и ценные обезьяны гверецы

Случалось, что птицы часами, а то и целыми неделями «боролись» с собственным отражением в начищенном до блеска колпаке автомобильного колеса

В Голландии наблюдался аналогичный случай: на асфальтированном шоссе четырехметровой ширины и с не слишком оживленным движением в 1973 году было задавлено автотранспортом 30 процентов готовых к икрометанию жаб.

Когда в начале нашего столетия были изобретены автомобили, они давили на проселочных дорогах особенно много кур и гусей. Спустя 30–40 лет уже задавливалась только пятая часть от прежнего количества, несмотря на то что автомобилей стало гораздо больше. Возможно, домашняя птица за это время успела поближе познакомиться с тарахтящими железными чудовищами и научилась их бояться и избегать? Или в сменившихся 30 поколениях кур успешно размножались именно осторожные особи, а легкомысленные и беззаботные были «отбракованы» автомобилями? Кто знает? Но вероятнее всего, разгадка кроется в том, что сами крестьяне стали осмотрительнее — места кормежки домашней птицы отнесены теперь подальше от дороги. Кроме того, лошадей теперь почти нет и невозможно больше на дорогах найти лошадиный помет, чтобы в нем покопаться. Так что куры потеряли всякий интерес к асфальтированным шоссе, где невозможно найти какое-либо пропитание.

Больше всего животных погибает на дорогах в июле — августе, а меньше всего — с ноября по февраль. Летом среди задавленных чаще встречается неопытный молодняк. Те же особи, которые остались в живых, к зиме уже успели обучиться уступать дорогу бешено мчащемуся транспорту или вообще избегать открытых дорог. Что же касается насекомых, то у тех таких возможностей нет. Австрийские ученые подсчитали, что о капот радиатора и ветровое стекло одного-единственного легкового автомобиля, прошедшего 10 тысяч километров, разбивается в общей сложности 1,6 миллиона насекомых. А Г. Г. Бергман подсчитал, что о стекло «фольксвагена», идущего со скоростью 66 километров в час, на каждом отрезке в 1 километр разбивается 116 насекомых (0,15 грамма), а вблизи леса и рек даже 3 тысячи (5 граммов). Если пересчитать это на расстояние в 10 тысяч километров, то получится уже 1 116 тысяч насекомых, весящих вместе 1.5 килограмма. На обочине дороги однажды насчитали на расстоянии в 100 метров 600 мертвых навозных жуков.

Нельзя здесь не упомянуть о людях, которые на автомобилях устраивают настоящую охоту на диких животных. Так, в Египте при короле Фаруке охота на газелей в стране разрешалась только членам королевской семьи. Когда короля в 1952 году свергли, правительство сняло запрет на охоту. Тотчас же у владельцев автомобилей вошло в моду гоняться на машинах по пустыне за газелями. Пять минут погони со скоростью 90 километров в час, и животное уже окончательно вымотано: его без труда можно застрелить прямо из окна автомобиля. Что и делалось невзирая на международное соглашение (к которому присоединился и Египет), запрещавшее подобную «охоту».

В Калифорнии майор морской пехоты Джордж Джиллиленд уже много лет подряд проделывает такой опыт. К началу охотничьего сезона, когда большинство водителей автомашин возит с собой охотничье оружие, он устанавливает на обочине автострады чучело белохвостого оленя. Сам же прячется с фотоаппаратом в укрытии. И что же? Уже на второй день ему удавалось насчитать в чучеле свыше 400 дырок от пуль и вокруг массу следов от выстрелов мимо цели.

Почему многие дикие животные стараются перебежать дорогу перед бешено мчащимся автомобилем? Многие ломали себе над этим голову. Дело в том. что львы, гиены и гиеновые собаки, охотясь за своей жертвой. рассредоточиваются и перегоняют свою жертву от одного к другому, стараясь загнать ее до полного изнеможения. Так что если группу антилоп или зебр слева сзади нагоняет лев, то животные сейчас же подозревают, что где-то справа их подкарауливает другая часть прайда. Поэтому единственно разумное решение — свернуть влево и на полном скаку пересечь дорогу перед мчащимся за ними преследователем. чтобы не дать ему возможности выгнать их на своих компаньонов по охоте, караулящих в укрытии справа. Вспугнутые внезапным появлением мчащейся машины, копытные опасаются, что «враг» замышляет оттеснить их вправо и окружить. Именно поэтому они и стараются обогнать его и пересечь перед его носом дорогу; перебежав на другую сторону, они чувствуют себя в безопасности

Когда многомиллионный город Сан-Паулу в 1930 году стал все больше разрастаться вширь, принялись прокладывать все новые автомобильные дороги — на 50–80 километров в глубь девственного леса.

Одного немецкого туриста его бразильский приятель пригласил как-то прокатиться ночью по такому вот новому шоссе. Велико же было его удивление, когда хозяин машины нарочно задавил колесами подряд семь броненосцев, которых затем преспокойно уложил в свой багажник. Говорят, что на вкус мясо броненосца напоминает куриное. Случись нечто подобное у нас в ФРГ, то есть если бы кто-либо упаковал в багажник даже случайно задавленную косулю или зайца, не уведомив об этом уполномоченного по делам охоты или полицию, тот рисковал бы попасть в очень неприятную историю: на него составили бы протокол с обвинением в браконьерстве И хотя такой поступок и не рассматривается как прямое нарушение закона, тем не менее является наказуемым действием

Нередко машины используются как непосредственное «охотничье оружие», что для злоумышленников не всегда кончается столь благополучно, как им хотелось бы. Так, один итальянец в Доломитовых Альпах задавил колесами зайца. Выйдя из машины, чтобы поискать в темноте свою жертву, он забыл поставить машину на ручной тормоз. Автомобиль покатился к обрыву и рухнул в стометровую пропасть. Еще больше наказали себя два молодых браконьера в Фрисландии, которые гонялись на своем автомобиле за зайцами. На бешеной скорости они врезались во встречный автомобиль, и оба сгорели. Во встречной же машине погибла супружеская пара, оставив сиротами 13 детей.

Из составленного в Австрии отчета следует, что лишь 12 процентов из всех имеющихся в стране зайцев отстреливается охотниками, 11 процентов становится жертвой моторизованного транспорта, 20 процентов задавливается сельскохозяйственной техникой и 39 умирает от болезней.

Двести пятьдесят тысяч имеющихся в ФРГ охотников несут теперь большие финансовые издержки: им ежегодно приходится вносить 525 миллионов марок в качестве аренды, налогов, а также за охотничье снаряжение, содержание собак и так далее, а дичи они добывают при этом всего на 137 миллионов марок. Кроме того, теперешние охотники наносят существенный ущерб своему здоровью, пользуясь при охоте автомобилями. Ведь как было раньше? Прежде егеря и охотник должны были пешком прочесывать лес, неся на ремне через плечо тяжелое ружье и все прочее снаряжение. Теперь же охотники чаще всего подъезжают на машине к построенным на опушках леса вышкам, которых видимо-невидимо, и в качестве единственного физического упражнения остается необходимость вскарабкаться по лесенке наверх. А дальше — сиди себе, удобно развалясь, и целься через оптический прицел в косуль и оленей, которые выходят из леса на кормежку.

Что же можно сделать, чтобы защитить наших животных от массового избиения? Власти, как правило, не соглашаются возводить вдоль автострад специальные заграждения, несмотря на то что установка их составила бы всего 0,5 процента от общих затрат на строительство дорог. До 1978 года лишь 824 километра дорог было обезопасено подобным образом. С другой стороны, возведение сетчатых заграждений портит наши ландшафты, придавая им неприглядный вид загонов для скота.

Столкновения поездов со слонами чреваты для слонов смертельным исходом даже тогда, когда поезд сходит с рельсов. Такая катастрофа случилась в Танзании, в национальном парке Микуми

Поэтому такие ограды следует устанавливать только в определенных, наиболее опасных для дичи местах. Явную пользу могут принести круглые красные зеркала, изобретенные профессором Кёнигом. На опытных участках дороги, где они были установлены, число несчастных случаев, спровоцированных животными, снизилось на 80 процентов. В Швеции, например, к придорожным столбикам прикрепляют гладко отполированные прямоугольные пластинки. Они тоже служат для того, чтобы отбрасывать свет фар приближающегося транспорта на обочины дороги и в окружающую местность, предупреждая дичь об опасности. Говорят, что наличие подобных пластинок снизило несчастные случаи на шоссе на 67 процентов. И стоимость их невелика: на один километр дороги, следовательно на 50 придорожных столбиков, требуется зеркал всего лишь на 80 марок.

А теперь посмотрим, что говорят животные по поводу этих созданных руками человека новых существ на Земле. Поначалу они не очень-то обращали на них внимание — пусть себе носятся. В особенности это было заметно в Африке, где к моменту появления машин оставалось еще много диких животных. Ведь от этих незнакомых существ не пахло ни врагами, ни друзьями. Внешне они напоминали нечто вроде носорога или слона, от которых антилопы не убегают. Что касается львов, леопардов и гиен, то те тоже не рассматривали автомобили как возможную добычу — невкусно. Так что в начале двадцатых годов при появлении первых машин в Замбии стада антилоп оставались равнодушно стоять вдоль обочин дорог. Не ясно почему, но и нападения на машины были в то время величайшей редкостью. Правда, помню, описывался случай, когда в национальном парке Крюгера в Южной Африке слон поддел бивнями за передний бампер маленький автомобильчик и отнес его за пять метров от дороги, в кустарник. Пассажиры остались целы и невредимы. А в Замбии один крупный лев несколько раз подряд нападал на проходящие мимо грузовики и автобусы, а одного водителя даже схватил за руку. Как видно, он догадался, что машины бегают не сами по себе, а в них сидят люди. Зверолову Вальтеру Шульцу как-то прямо посреди степи преградил дорогу здоровенный самец гну и со всего размаху вонзил свои рога в капот радиатора его машины. Да так, что рога потом пришлось вырубать оттуда топором.

Даже жирафам, обычно таким степенным и миролюбивым животным, иногда могут прийти в голову самые неожиданные мысли. Вот какой случай произошел все в той же Южной Африке, в резервате Рузерми. В сумерках два жирафа шли навстречу едущему по дороге легковому автомобилю. Водитель притушил фары и замедлил ход. Один из жирафов сошел на обочину, уступая дорогу. Другой же подошел к машине, повернулся задом и несколько раз пнул задними ногами по кузову, прежде чем водителю удалось увернуться и, прибавив газу, удрать. Владелец машины, доктор Д. Серфонтейн, долго после того не отдавал в ремонт свою машину, похваляясь перед знакомыми необычным повреждением.

Я был знаком с одним юристом из Аруши (Танзания), погибшим во время дорожного происшествия: мчась ночью по шоссе с огромной скоростью, он врезался в преградившего ему дорогу жирафа. В одной из моих книг помещена редкая фотография, на которой запечатлен слон, поднимающий на воздух «фольксваген». Было это в Кабалега-парке, в Уганде. Тот же слон однажды ночью поднял таким же манером машину и поставил ее вверх колесами на землю. Спавшие внутри пассажиры провели несколько ужасных часов, боясь выбраться наружу. Но виноваты в обоих случаях были сами же посетители национального парка, которые, несмотря на строгие запреты, все снова и снова кормили слонов, протягивая им из окон машин различные лакомства.

На меня самого однажды напал носорог, вернее, на мою машину. Но отделался я всего лишь несколькими вмятинами на кузове, сам же никак не пострадал. Мне вообще неизвестен случай, когда бы слон или какое-либо другое африканское животное убило человека, сидящего в закрытой машине. Правда, мне рассказывали, что львы или тигры при случае могут разгрызть зубами резиновые покрышки колес.

Возле Кёнигштайна олень набросился сразу на два автомобиля. Сначала он вскочил на капот одной мчащейся машины, а затем перескочил на встречную. В результате автомашины врезались друг в друга, два человека погибло на месте и трое были тяжело ранены. Погиб и олень. А когда на Шри Ланке машина наехала на ездового слона, тоже погибло двое: один из пассажиров и погонщик слона, который в результате столкновения упал под рухнувшее тяжеленное животное и был задавлен. Слон тоже оказался сильно помятым, не мог подняться и в течение нескольких часов блокировал уличное движение.

Разумеется, и в Африке погибает в 10 тысяч раз больше людей из-за автомашин, чем по вине диких животных, включая ядовитых змей. За мной самим, вернее, за машиной, в которой я сидел, как-то гнался слон. Но ничего такого не произошло — не догнал. А вот когда мы там действительно потерпели настоящую аварию, машина сломалась, и моя жена получила серьезные ранения, так в этом были повинны не слоны и не носороги, а одна английская парочка, которая ехала по неправильной стороне, выскочив нам навстречу из-за поворота на горном серпантине.

Интересно сравнить, каково соотношение ущерба, наносимого машинами животным и животными машинам? О животных уже известно, что их наши железные чудовища убивают миллионами. А вот велик ли урон, который терпят машины от подобных столкновений? Уже в 1954 году, когда во Франции 5280 человек пострадало из-за автомобильных аварий, некоторые специалисты принялись утверждать, что животные для машин не менее опасны, чем пьяные водители. Так ли это? Когда один водитель грузовика, проезжая ночью по Кабалега-парку в Уганде, наехал на буйвола, тот сразу же скончался, водитель же отделался легким испугом и переломом руки. Как явствовало из месячного отчета, речь шла о машине, «тяжело груженной пивом» — то же самое относилось, по-видимому, и к водителю, так что тут все ясно. А вот судя по отчету Статистического бюро Висбадена, в 1969 году по вине животных произошло только 0,76 процента дорожных происшествий, а в общей сложности 9372. Однако вне населенных пунктов случилось только 0,57 процента аварий, то есть 6955, причиной которых были животные. Из этого можно заключить, что в пределах населенных пунктов причиной дорожных происшествий служат домашние животные. Правда, агентство ADAC приводило цифру в 50 раз большую.

Животные приходят в соприкосновение с транспортными средствами чаще всего против своей воли или по ошибке. Так, к одному мотоциклисту со всего размаха вскочил на бензобак заяц, взобрался к нему на плечо, лихим прыжком перемахнул через его голову и был таков. Оказывается, за ним гналась собака.

Другой случай произошел в Швейцарии. Олень-подранок, убегая от преследования, в смертельном страхе вскочил на радиатор машины, вышиб задней ногой боковое стекло и, выдавив ветровое стекло, ввалился в машину. Результат: пассажиры попали в больницу, олень остался мертвым лежать на дороге.

Порой животные интересуются машинами только потому, что путают их с чем-либо другим. Мне удалось заснять павлина, который без конца наскакивал на собственное отражение в начищенном до блеска колпаке автомобильного колеса. Один охотник наблюдал за дроздом, который по той же причине совершал в минуту от 40 до 50 ударов клювом по блестящей хромированной поверхности колпака колеса и продолжал это в течение шести часов ежедневно.

Даже в открытой машине мы здесь рискуем подъехать совсем близко к слонам. Если у животных нет печального опыта, связанного с видом автомобиля. то они не рассматривают его ни как добычу, ни как опасного врага, потому что залах и вид его не вписываются в их представления о врагах или добыче

В общей сложности он наносил 16 тысяч ударов в день. 24 дня боролся мужественный дрозд против своего мнимого соперника. А перед домом некоего господина Герхарда трясогузка в течение десяти минут воевала с собственным отражением в таком же колпаке колеса и не прекращала своего занятия даже тогда, когда хозяин машины подходил совсем близко. Потом она перелетела на другую сторону машины и возобновила там свою «дуэль».

Когда профессор Е. Ланг из Базельского зоопарка отлавливал в Африке слонят, для чего приходилось оттеснять их от матерей, глупые слонята безмятежно сами добровольно жались к машине, принимая ее за слона.

Один крестьянин в окрестности Трира оставил свой тягач на пару минут стоять с включенным мотором, а сам ушел. Когда он вернулся, то был немало удивлен, застав под ним семерых поросят дикого кабана, примерно двух-трехнедельного возраста, тщетно ищущих вымя под «брюхом» машины. По-видимому, они приняли стрекотание мотора «хё-хё-хё» за зов кабанихи. Более неприятный случаи произошел с домашними поросятами, сидящими в мешке, оставленном на сиденье легковой машины.

Здесь мы сидим в автомобиле-амфибии, на котором можно въехать прямо в воду и плыть по реке. Один из бегемотов этого стада поднырнул под нашу машину и слегка приподнял ее на своей спине — ощущение, признаюсь, было не из самых приятных…

Каким-то образом им удалось выбраться из мешка. Они начали метаться по машине и сдвинули ручку ручного тормоза. Машина покатилась и врезалась в стоящий неподалеку «Мерседес». Да, то получились «дорогие» поросята!

Кстати, в ФРГ по новым правилам уличного движения (статья 74, параграф 6) перевозка животных в багажнике карается штрафом.

Как-то я заглянул в одну машину Vi увидел на заднем сиденье, как бы вы думали, кого? Лошадь, представьте себе. Но я не так уж сильно удивился, потому что речь шла об одном из знаменитых мини-пони, которые гораздо меньше многих пород собак. У нас во Франкфуртском зоопарке их, между прочим, тоже разводят.

Большие огорчения постигли одного охотника, который оставил свою машину в лесу, а когда вернулся, то увидел, как из нее выскочили две мыши Но не это заставило его так огорчиться: спустя несколько дней в машине начало по-страшному вонять. Вонь была такая, что, как говорят, «хоть стой, хоть падай». Жене охотника просто делалось дурно от этой вони. Машину свезли в ремонтную мастерскую и там ее только что не разобрали на составные части — все напрасно. И лишь под самый конец жена владельца обнаружила небольшое вздутие наверху под обшивкой: оказалось, что там лежала дохлая мышь с пятью мышатами.

У одного моего знакомого фермера из Австралии однажды пропал ключ от зажигания. Машина стояла перед домом, и вокруг на многие мили не было ни одного чужого человека. И тем не менее, поразмыслив немного, фермер догадался, кто злоумышленник: на расстоянии километра от дороги в гнезде шалашников или беседковой птицы, как их еще называют, он отыскал свой ключ вместе с висящим на цепочке цветным брелком. Дело в том, что шалашники охотно украшают свои жилища какими-нибудь цветными, бросающимися в глаза предметами. Это еще что! А был случай, когда шалашник для подобной же цели утащил стеклянный глаз из стакана, стоявшего на прикроватной тумбочке…

Случается, что животные вводят в заблуждение полицию. Так, в США, где движение по некоторым автострадам контролируется при помощи радара, как-то засекли машину, идущую со скоростью 56 километров в час на отрезке шоссе, где скорость ограничивалась 50 километрами в час. Но когда нарушитель приблизился, то оказалось, что он скачет верхом на лошади.

А вообще-то я считаю, что большинство животных гибнет не непосредственно под колесами машин, а косвенно, по их вине, просто из-за появления машин как таковых. Ведь именно для удобства машин строятся шоссейные дороги. В одной только Федеративной Республике Германии построено уже 170 тысяч километров дорог, и с каждым годом их становится больше. Они покрывают уже 4,6 процента ее площади, следовательно, почти двадцатую часть всей территории страны. А ведь все эти дороги и обочины дорог совместно с лугами и пашнями входят в состав «степей» или, вернее, «окультуренных степей», составляющих на сегодняшний день 60–70 процентов нашей некогда облесенной страны. Все больше зачастую совершенно бесполезных дорог строится лишь ради того, чтобы обеспечить «занятость людей». И в то же время для современного дорожного строительства требуется все меньше людей — их работу выполняют машины. Однако деньги, предусмотренные по смете на строительство дорог, спущены, и их обязательно надо использовать, иначе в бюджете на будущий год их непременно урежут. Вот и стараются: строят и строят дороги. И в то же время в той же Федеративной Республике Германии всего одна сотая часть земель заповедная, то есть находится под охраной. Но даже через эти заповедные земли бездумно прокладываются асфальтированные дороги. И что же? Исчезают многие виды птиц.

Некоторые виды животных, не встречающиеся обычно в лесу, из-за расширения культурного ландшафта стали проникать и в леса, например трясогузка и серые крысы (или пасюки). Многие виды птиц стали гнездиться возле самой обочины дороги, не обращая внимания на мчащийся мимо транспорт: например, куропатки, полевые жаворонки, а в прибрежных местностях к ним прибавляются еще чибисы и кулики-сороки. Охотно селятся у обочины дороги мыши. Совместно с трупами задавленных колесами животных они служат приманкой для таких хищных птиц, как сороки, вороны, канюки, пустельги, которые присаживаются на шоссе, а потом не могут достаточно быстро взлететь при приближении несущегося автомобиля. Таким образом и они становятся жертвами уличного движения.

В Вайоминге был такой случай. Сидящего посреди дороги на мертвом кролике беркута сбила машина. Громадная птица подлетела кверху и вышибла ветровое стекло. Водитель остался цел и невредим, а упавший на заднее сиденье беркут просидел там еще несколько часов в совершенно растрепанных чувствах и никак не мог прийти в себя. Потом он все-таки собрался с духом и вылетел в окно. На сей раз обе стороны пострадали не так уж сильно: водитель поплатился ветровым стеклом, беркут же отделался легким испугом.

Бывает, что птицы научаются извлекать некоторую выгоду из дорожного строительства. Известны ласточки, пролетающие вслед за машинами по длинному туннелю Санкт-Бернгарда, сокращая себе таким образом долгий окольный путь через высокие горные хребты. Но это только редкий случай, не получивший широкого распространения в мире пернатых. Гораздо чаще, к сожалению, случаются неприятности, которые таит в себе дорога. Так, в начале двадцатых годов, когда только стали появляться асфальтированные шоссе, стаи уток и гагар, приняв с высоты новый поблескивающий на солнце асфальт за водную гладь реки, с размаху врезались в него и разбивались в лепешку. Теперь они, к счастью, уже давно научились отличать реки от асфальтированных дорог.

И хотя обочины автострад и проселочных дорог не используются сельским хозяйством и могли бы быть спокойно предоставлены в качестве жизненного пространства многим мелким видам животных, но… Но и здесь им не уцелеть. Даже если они научились увертываться от колес мчащихся мимо железных чудовищ, они все равно будут погибать из-за ядовитых соединений свинца в выхлопных газах, отходов снашиваемой резины колес и других отравляющих веществ, которые содержатся, например, в варе и битуме, входящих в состав дорожных покрытий. Да, плохо приходится «придорожной» фауне и флоре. Ведь нельзя забывать, что их помимо этого еще травят всяческими ядохимикатами, предназначающимися по недомыслию для борьбы с вредителями. Ведь вместе с «вредными» погибают одновременно и все полезные насекомые, рыбы и мелкие наземные зверюшки. Уже около тридцати придорожных видов растений исчезло из-за этого без следа.

К сожалению, в нашей стране невозможно даже провести соответствующие анализы, которые помогли бы установить, в каких дозах подобные яды накапливаются в организмах животных. Нашим специалистам приходится, как правило, возить свои пробы в Голландию или еще куда-нибудь за границу, чтобы произвести необходимые исследования. А у нас дома, по-видимому, не хотят чинить нежелательные препоны изготовителям подобных отравляющих веществ.

Вот так-то проявляет себя искусственное и ах как горячо любимое существо, которым мы, люди, дополнили набор всех живых творений мироздания. Уж не говоря об участившихся заболеваниях раком, о тугоухости и многих других недугах человечества, которым способствовало появление автомобиля. Но ведь все наши изобретения так невинны, так насущно необходимы! Возьмите хотя бы атомные подводные лодки или нейтронные бомбы…

Вернуться к оглавлению