Тигриные судьбы





Меня часто спрашивают, особенно газетчики:

— Какое животное вы больше всего любите? Горилл, львов, слонов или гепардов?

Откровенно говоря, не могу сказать, что люблю всех горилл, вместе взятых, я люблю лишь самку-гориллу Макулу, выросшую с младенческого возраста у меня в доме, в моей семье. Люблю собаку Сенту, моего волка Чингиса, гепардиху Читу. Я ведь и людей люблю не всех, вместе взятых, а только совершенно определенных из них.

Тигров я разводил у себя в зоопарке в течение почти тридцати лет и видел их буквально каждый день. Но только один из них был по-настоящему ко мне привязан, радостно, но тихо, по-тигриному, приветствовал меня каждый раз, когда я подходил к его клетке. Приветствие у тигра выглядит так: он подходит близко к решетке и отрывистым дыханием выталкивает воздух сквозь сомкнутые губы. Я ему тоже всегда отвечал таким же «тигриным» приветствием.

Тигры отнюдь не все одинаковы. Но каждый тигриный индивид может к тому же к разным людям относиться совершенно по-разному. Мне ведь как-то пришлось даже выступать в роли дрессировщика тигров, хотя таковым я никогда в жизни не был. Это мне понадобилось, чтобы подтвердить одну свою научную гипотезу из области этологии, относящуюся к поведенческим реакциям тигра. И представьте, мне это удалось! После всего лишь трехдневной тренировки я выступил в знаменитом цирке Сарассани с группой из шести королевских тигров вместо их настоящего дрессировщика, и публика даже не заметила, что я не только не дрессировщик этих хищников, но вообще не имею к ним ни малейшего отношения! Честь по чести я провел с ними ряд вечерних представлений на манеже, и все шло как по маслу. А несколько месяцев спустя та же тигрица Тибет, соглашавшаяся прыгать сквозь горящий обруч, который я держал над своей головой, напала на очень опытного дрессировщика Тогара и «порвала» его так, что пришлось зашивать в больнице. Французская киноактриса Джина Манэ, которой вздумалось повторить мой эксперимент в парижском цирке Медрано, но совершенно неумелым и неразумным образом (войдя в клетку вместе с настоящим дрессировщиком этой группы), поплатилась своим здоровьем. Тигр Ройал в течение двух минут таскал бедняжку по клетке, пока ее с большим трудом удалось у него вырвать. Она сделалась инвалидом на всю жизнь — вся левая сторона тела осталась парализованной.

Случается. что отдельные особи совсем взрослых тигров держатся по отношению к людям вполне приветливо, бывало даже, что они спасали некоторым жизнь. Этот большой бенгальский тигр, с которым я познакомился в Индии, держал себя со мной весьма дружелюбно

В прошлом году тигр, содержавшийся в Сафари-парке возле Тёддерна, в Вестфалии, оторвал одной неосторожной посетительнице ногу, а несколькими годами раньше другой тигр из частного зоопарка в Юбера-хере сначала разрешил перелезшей через ограждение даме себя погладить, а потом оторвал ей руку. А в частном зоопарке в Клермон-Ферране, по-видимому, осталась открытой клетка с тигром: огромное животное умертвило тридцатитрехлетнего управляющего зоопарком и тяжело ранило пони. Подоспевшая полиция успела застрелить разъяренного зверя, пока он не натворил еще больших бед. Но бывает и по-другому.

— Какая прелестная собачка! — радостно воскликнула очень близорукая пожилая дама, когда к ней в спальню через окно первого этажа вскочил тигр; она принялась его нежно гладить и чесать за ушком. Тигр этот сбежал из цирка в североиспанском порту Хихоне. «-Прелестная собачка» деловито обошла весь дом, устроила небольшой поединок с собственным отражением в зеркале, но потом успокоилась и уютно разлеглась на постели спать, пока за ней не явился служащий из цирка.

В лесистой местности национального парка посетителям трудно разглядеть тигров. Их выманивают ночью к приманкам — тушам убитых животных, которые выкладывают на специальные «смотровые площадки», освещенные яркими прожекторами. Свет животным, как ни странно, не мешает

После того как в 1870 году тигр напал сзади на восемнадцатилетнюю дрессировщицу Хелен Бриг и задушил ее, английская королева запретила профессию дрессировщика для женщин. Запрет долгие годы оставался в силе.

У дрессировщика Аугуста Мёлкера жил громадный тигр по кличке Бобби, который был настолько привязан к своему учителю, что его спокойно можно было держать дома в комнате. Однажды у Мёлкера вырвался из клетки очень злобный яванский тигр по кличке Ява и накинулся на дрессировщика, вцепившись в него мертвой хваткой. Госпожа Мёлкер не растерялась и тотчас же выпустила Бобби. Тот опрометью бросился к своему распростертому на полу хозяину и так искусал тигра Яву, что тот уже не смог подняться и его пришлось уносить на носилках. Бобби же принялся, нежно урча, тереться своей массивной головой о спасенного хозяина. Кстати, тигры в отличие от всех других крупных кошачьих умеют по-настоящему мурлыкать.

Тигры в Индии, как правило, встречаются поодиночке. Однако это не означает, что они держатся всегда врозь, как предполагали до недавнего времени. Они постоянно общаются между собой и хорошо слышат друг друга на большом расстоянии. Их громкий рев бывает слышен за два километра

Я мог бы вам рассказать еще сотню подобных историй. Один тигр так «приласкал» девятнадцатилетнюю манекенщицу Мэри Ламб, которая во время фотосъемок попыталась его погладить, что врачам пришлось колдовать над ней целых восемь часов, чтобы спасти ей руку. А тигрица Дива, сбежавшая в городе Фергане (Узбекистан) из своей клетки, залезла в продовольственный магазин, съела за один присест 13 килограммов колбасы, утолила свою жажду, напившись из арыка, и, удовлетворенная, преспокойно вернулась в свою клетку.

Живущие на воле у себя на родине тигры совершенно по-разному относятся к нам, людям. Так, один-единственный тигр-людоед в 1862 году на долгое время сумел приостановить работу по прокладке железнодорожной линии, ведущей из Бомбея в Аллахабад через Нарбадскую долину. Он утащил более ста человек. Точно так же полстолетия спустя в Восточной Африке львы-людоеды надолго прервали строительство железной дороги из Момбасы в Найроби. В обоих случаях были повинны не сами хищники, а «практичные» железнодорожные предприниматели, которые, стараясь как можно дешевле прокормить огромную массу рабочих-строителей, перестреляли всю имевшуюся в окрестности дичь. В результате тиграм и львам не оставалось никакого пропитания, кроме человечины…

В другой раз из-за тигрицы-людоеда в одной индийской местности жители покинули сразу тринадцать деревень. 6 тысяч гектаров пашни было брошено на произвол судьбы,

Охота на тигра в те времена была излюбленным видом спорта как у махараджей, так и у английских офицеров. Махараджи Раджастана с начала нашего столетия застрелили около 2700 тигров, отмечая каждый новый трофей в своих охотничьих памятках. Покойная махарани Фатех из Одайпура собственноручно застрелила 375 тигров, Наваг из Тонка — 295, а Ганга Сингхи из Байканера — 265. Ныне здравствующий махараджа Бхим Сингх из Котта с 1920 по 1965 год уложил 334 тигра, Бахадур Сингх из Бунди — 234. Еще каких-нибудь 50 лет назад общее поголовье тигров в Индии оценивалось примерно в 40 тысяч голов. К 1960 году их осталось не более 4 тысяч, а в 1972 году тщательный учет выявил всего лишь 1827 тигров.

Причем было бы неправильно обвинять в этом одних только «кровожадных охотников». Даже там, где тигру еще хватает питания, ему необходим для охоты участок размером не менее 10 квадратных километров. За год он должен добыть себе примерно 70 оленей или 30 диких буйволов — большей частью гауров. А тем в свою очередь необходим для прокорма лес и зеленая сочная растительность. Но в этом как раз нуждаются и 685 миллионов жителей Индии. Значительная часть индийцев и сейчас недоедает. Даже в том случае, когда у них достаточно риса, нет дров, чтобы его сварить. Цены на дрова за последние годы возросли в шесть раз. Срубается каждый куст, каждое дерево, каждый лесок. Это приводит к полному обезвоживанию прежде влажных областей, к высыханию рек зимой, после которых остаются километровой ширины сухие русла, заполненные камнями и песком. С другой стороны, через каждые несколько лет происходят страшные наводнения, затопляющие целые районы. Причина этих наводнений — в сведении лесов на склонах Гималаев. Ливневые потоки смывают с горных склонов плодородный слой земли до тех пор, пока там не остаются одни голые скалы.

Там же, где сведены леса, через каких-нибудь пятнадцать лет десятки тысяч квадратных километров превратятся в пустынные районы, подобно тому как это произошло в зоне Амазонки, в Бразилии.

Поэтому надо считать подлинным благом (и для населения Индии тоже) то, что индийское правительство под руководством Индиры Ганди ввело полный запрет на тигриную охоту и основало восемь тигровых резерватов. Значение этого шага трудно переоценить. Ведь каждый такой резерват охватывает по меньшей мере 300 квадратных километров, где не ведется никаких сельскохозяйственных работ и не выпасается скот. Вокруг резерватов образуется еще и так называемая буферная зона, куда тигры тоже при случае могут забегать. Если же какой-нибудь из них начинает досаждать крестьянам, его усыпляют и перевозят в другую местность. Так что национальные парки и заповедные зоны сохраняют хотя бы в отдельных районах страны нетронутые целинные земли, а также запасы воды, необходимые для всех окрестных населенных пунктов. Не удивительно поэтому, что местное население приветствовало создание таких парков.

Я уже сообщал здесь, что именно в одном таком национальном парке в первый же день своего прибытия увидел тигра на воле, в его естественной обстановке. Подобного в моей жизни еще никогда не бывало.

Должен заметить, что такие встречи отнюдь не всегда заканчиваются благополучно. Был случай, когда два тигра напали на взрослого слона и загрызли его. К. Андерсон описывает другой случай, когда тигр напал на державшегося особняком слона и нанес ему тяжелые ранения в голову, хобот и шею. Однако слон все же сумел расплющить его, прижав своей массивной головой к земле, и в заключение еще растоптал ногами.

В одном из таких тигровых резерватов мой друг Георг Шаллер провел больше года, наблюдая за жизнью тигров, вернее, одного определенного тигриного семейства. Георг Шаллер семилетним мальчиком эмигрировал из Германии в США. Впоследствии он стал профессором биологии в Нью-Йорке. Сперва он изучал жизнь горилл в естественных условиях в Заире, потом долгие годы жил 8 Серенгети, занимаясь изучением львов.

Его научные исследования в Индии полностью изменили наши представления об индийском тигре. Оказывается, он отнюдь не тот сверхмогущественный «повелитель джунглей», каким его обычно принято считать, способный своими клыками и когтями добыть себе все, что только захочет. Чтобы обеспечить себе пропитание, тигру приходится немало потрудиться, прямо скажем, гораздо больше, чем львам. Обычно только после примерно тридцати неудачных нападений и преследований тигру удается наконец схватить и умертвить свою жертву. С утра до вечера он пробегает в поисках ее от 25 до 30 километров. Чтобы схватить свою добычу без промаха, ему нужно подкрасться к ней не меньше чем на 10–25 метров. А частенько «владыке джунглей» приходится довольствоваться лягушками, обезьянами, крабами, даже птичьими яйцами. Из 200 животных, пойманных тиграми, большинство оказалось либо перестарками, либо молодняком.

И вовсе они не «угрюмые одиночки», как это принято было считать, они вполне дружелюбны и уживчивы между собой. Тигры подзывают своих родичей, когда удается что-нибудь раздобыть, и поглощают свой обед сообща. Львы же, как известно, ревниво оберегают каждый кусок, часто даже от собственных детей. Когда тигру удается добыть оленя, он зачастую утаскивает его в какую-нибудь ложбинку и прикрывает травой и ветками, чтобы скрыть от настырных воронов и грифов. Сам же он в течение пяти-шести дней будет держаться где-либо поблизости от своей добычи (если ее до тех пор не обнаружат и не унесут люди).

Тигры далеко не так много спят или валяются, как львы, которые около двадцати часов в сутки проводят лежа. Тигру в поисках добычи приходится пробегать большей частью ночью по лесу за одни сутки 25–30 километров

Когда Георг Шаллер однажды с большим трудом вскарабкался на одинокий каменистый холм в лесу, то обнаружил всего в каком-нибудь метре от себя спящего тигра. Тот проснулся и без особой поспешности удалился прочь. Голодные звери, в особенности самки, у которых имеются детеныши, могут отправиться на охоту и днем. Но они никогда не решатся напасть на взрослого гаура, который весит как-никак около 700 килограммов, и нападают только на телят. А случалось уже и так, что гауры и дикие буйволы сами убивали тигра.

Один индийский пастух, пытаясь прогнать тигра, напавшего на его корову, ударил того палкой. Тигр внезапно повернулся и бросился на пастуха, сильно его поранив. И тогда, представьте, все тридцать коров разом, выставив рога, пошли в атаку, забодали тигра и затоптали его копытами.

Тем не менее взрослый тигр — могучая махина. Описан случай, когда один такой силач оттащил на двенадцать метров здоровенного гаура, которого тринадцать мужчин не могли сдвинуть с места. Другой тигр целых пятьсот метров протащил на себе лошадь. В бывшем Южном Вьетнаме, в Дананге, тигр схватил спящего американского солдата за плечо и прыгнул вместе с ним в воронку от снаряда. Подоспевшим солдатам удалось в последнюю минуту пристрелить хищника, а раненого отправить в госпиталь.

Шаллеровское же семейство тигров оказалось на редкость миролюбивым. Шаллеру приходилось наблюдать, как они трапезничали все вместе, дружно уплетая быка: две самки, четверо подростков и один взрослый самец. В другой раз самец спокойно разлегся в шести метрах от того места, где самки с молодыми поедали добычу; он ждал, когда они насытятся, хотя сам тоже явно был голоден. Молодняк вскоре подбежал к нему, и тигрята стали, нежно урча, тереться о его могучую голову. Однажды Шаллер взвесил теленка гаура, добытого мамашей-тигрицей (она ушла позвать своих детей принять участие в трапезе). Добыча была съедена за одну ночь. Взвесив наутро остатки, Шаллер установил, что они все вместе съели 38 фунтов мяса.

Молодняк становится самостоятельным только к двум годам. Но уже гораздо раньше один из самых бойких «малышей» этого тигриного семейства утащил у Шаллеров из сарая барашка, предназначавшегося для рождественского жаркого, а затем и всех кур подряд.

Тигры способны совершать пяти-шестиметровые прыжки, а если местность идет под уклон, то даже и десятиметровые. Они переплывают заливы. А дальневосточным тиграм, накапливающим подкожный слой жира, доходящий до пяти сантиметров, не страшен даже сорокаградусный мороз. Такой «сибиряк» способен заглотать в один присест от 30 до 40 килограммов мяса.

О том, какого возраста может достичь тигр, мы знаем, собственно говоря, только по данным зоопарков. Так, в зоопарке Дакара (Западная Африка) двадцатилетняя тигрица начала прихварывать, и ее пришлось усыпить. За 20 лет своей жизни она родила 32 тигрят. Другая тигрица в зоопарке Сан-Франциско в возрасте 21 года была еще бодра и здорова. А вот в то, что в Веллингтонском зоопарке на Новой Зеландии тигрица дожила до 44 лет, причем до 36 лет регулярно приносила потомство, общее число которого перевалило за сто, — в это я, признаться, не верю. Дело в том, что животное было в 1919 году подарено зоопарку принцем Уэльским. И вот ведь как странно: в знаменитом королевском зверинце в Вене в XVII–XIX столетиях тоже многие животные достигали удивительного долголетия именно в тех случаях, когда были подарены королю какими-нибудь вельможными особами или высшим духовенством. И только совсем недавно директору зоопарка, доктору Антониусу. удалось установить, что этих зверей периодически тайно подменяли новыми экземплярами.

Мы, европейцы, между прочим, познакомились с тигром гораздо позже, чем с другими животными из дальних стран. Долгое время он оставался совершенно неизвестным древним народам, населявшим страны Средиземноморья. Греки познакомились с индийским королевским тигром только после похода Александра Македонского. Один тигр прибыл в Афины в IV веке до нашей эры в качестве подарка от сирийского короля и вызвал там огромное удивление. А во времена правления императора Августа, то есть за 11 лет до нашей эры, во время открытия театра клетка с тигром была выставлена только напоказ, в то время как при подобных же обстоятельствах уже случалось убивать до 600 леопардов и других диких животных. Позже, когда в Риме примерно до 180 года нашей эры правили подряд пять выдающихся и, главное, более гуманных императоров, жить стало значительно вольготнее — но только свободным римским гражданам, а никак не рабам (и, конечно, не животным). За время правления лучшего из этих императоров — Трояна только за пять месяцев в амфитеатре было убито 11 тысяч животных. При императоре Адриане в цирке убивали сразу по сто львов. Страдавший манией величия император Гелиогабал заставлял запрягать тигров в свою колесницу, а во время циркового представления приказал убить 51 тигра. Своим гостям он мог подать к столу 600 страусиных голов, из которых полагалось выковыривать и съедать мозг. Во время празднования тысячелетия города Рима, в 227 году нашей эры, в честь юбилейной даты на арене было убито 40 диких лошадей, 32 слона, 10 антилоп-канн, 10 тигров, 60 львов, 30 леопардов, 10 гиен, 1 бегемот, 1 носорог, 10 жирафов, 20 диких ослов и еще много других животных!

Должен сказать, что и в наше время можно нажить себе неприятности, если взять на себя смелость публично защищать тигров. Как-то во время одной из своих телевизионных передач я сказал, что «тигровые шкуры гораздо лучше сидят на тиграх, чем на коровах…». Двумя днями позже одна высокопоставленная дама — политический деятель — вылезла из самолета в роскошном тигровом манто и, к своему немалому удивлению, вместо восторгов вызвала насмешки и критические замечания прессы. Она мне до сих пор этого не простила…

Но нам ведь действительно стоит огромного труда сохранить на земном шаре хоть сколько-нибудь тигров. Так, на Дальнем Востоке к началу сороковых годов тигров осталось не более двадцати — тридцати. Но потом они указом Советской власти от 1947 года были взяты под строжайшую охрану.

Белые тигры известны с вывозить их из страны. Однако 1951 года. Правда, вначале ин- теперь их разводят уже в зоо-дийское правитепьство не раз- парках Англии и США решало махарадже из Рева

К 1971 году их в одном только Уссурийском крае стало уже 130. В зоопарках мира их в 1968 году насчитывалось еще больше — 140 голов. И там их число возросло с тех пор до 1130, следовательно, в пять раз превысило число зверей на воле. Что касается более мелкого, суматранского тигра с особенно эффектным узором на шкуре, то того на острове Суматра осталось не более 800 экземпляров

Рассказывают, что там недавно произошел такой случай. В открытую дверь дома вошел тигр, прошествовал по коридору на кухню, где хозяйка, одна американская дама, чистила картошку, и, не удостоив ее даже взглядом, степенно вышел через черный ход наружу. По-видимому, он зашел туда в поисках собаки. А дама чуть не шлепнулась в обморок от страха. (Нечто похожее пережила семья нашего лесничего в Танзании, но только со львом.)

К началу 1968 года в зоопарках мира проживало 30 суматранских тигров, а в 1976 году их было уже 113.

В Читауан-парке (Непал) водится четыре вида оленей и среди них замбар. По размерам и весу он не уступает европейскому благородному оленю. Будучи потревожен, он издает громкий предупреждающий свист. Уже у знаменитого греческого философа и зоолога Аристотеля можно найти упоминание о том, что рога у этого оленя имеют только шесть отростков. Живут замбары поодиночке (не считая брачного периода)

На полуострове Индокитай и в Китае, возможно, сохранилось не более 200 этих тигров; они размерами несколько меньше индийских. Но на всем земном шаре на сегодняшний день осталось не более 5 тысяч живущих на воле тигров. Всех, вместе взятых.

В Непале обитает сейчас примерно 200 тигров. В основном, конечно, в Читауан-парке, где они соседствуют с панцирными носорогами (повсюду в других местах истребленными), с гавиалами, четырьмя видами оленей и другими животными.

Хангул, или кашмирский олень, — индийский подвид европейского оленя. Здесь на снимке внезапная вспышка фотоаппарата застигла его во время водопоя

Там сохранилось несколько семейств тигров. Как я уже сообщал, мы оказывали всяческую помощь при создании этого национального парка и его охране от браконьерства.

Биолог Мелвин Санквист длительное время вел там наблюдения за тиграми. В прошлом году, как он мне рассказывал, с ним случилось неприятное происшествие. По поведению одной тигрицы он решил, что у нее где-то должно быть спрятано потомство. Вместе со своими помощниками он на трех ездовых слонах подъехал к предполагаемому месту ее логова и залез на дерево для дальнейших наблюдений. Однако, к своему ужасу, увидел, что и тигрица полезла туда вслед за ним. Он попытался согнать ее, тыча в нее радиоантенной, но напрасно — разъяренное животное ухватило его за ногу и вырвало здоровенный кусок мяса. Оба сорвались с дерева, причем Санквист повредил себе при этом спину и остался неподвижно лежать на земле. А тигрица тут же напала на его ездового слона и обратила его в бегство. После чего она, успокоившись, улеглась рядом с Санквистом, по-видимому, для того, чтобы, как водится у этих животных, охранять свою добычу от посягательств других. Он явственно слышал ее дыхание возле самого уха, но не шевелился. Вскоре его спутники сумели заставить слонов побороть страх и вернуться. Всем вместе им удалось отогнать тигрицу от своей жертвы. Поскольку раненый был не в силах забраться на слона, пригнали повозку, на которой и отвезли его за 20 километров на аэродром Бхарапут. Там в последний момент еще удалось задержать отлетавший небольшой самолетик. Троим пассажирам пришлось вылезти, чтобы освободить место для раненого. Уже спустя три часа после несчастного случая Санквист лежал на операционном столе; правда, потом ему еще пришлось три месяца проваляться в больнице, но зато вышел он оттуда уже совершенно здоровым, если не считать оставшихся ему «на память» весьма впечатляющих шрамов.

Между прочим, именно здесь, на границе Индии с Непалом, мы помогли создать станцию для доращивания осиротевших тигрят, которых затем выпускают на волю, где они находят своих сородичей и образуют с ними новые семьи.

Одну особенно необычную тигровую расу создали, между прочим, сами люди, а именно белых тигров. Вот как это было. В 1951 году махараджа из Рева (относящегося сегодня к индийскому штату Мадхья-Прадеж) набрел во время охоты на логово тигрицы с четырьмя девятимесячными тигрятами. Один из тигрят был белый и более крупный, чем остальные. Поэтому именно его решили сохранить и, вместо того чтобы застрелить, так же как и его братьев, стали держать в клетке. Когда он подрос, к нему подсадили самочку обычной окраски. Однако их детеныши во всех последующих трех пометах оказались самыми обычными. Тогда одну из подросших дочерей спарили с белым папашей, и — смотрите-ка — она произвела на свет четырех белых тигрят, точную копию отца: на белом фоне серовато-коричневатые полосы, светло-голубые глаза. и розовые подошвы лап. Таких белых тигров, точно так же как и лошадей белой масти, нельзя считать настоящими альбиносами, потому что тогда у них глаза должны быть красными, а полос не должно быть совсем. Рождение белых тигрят в неволе относится к 1958 году, а, между прочим, еще в 1922 году были подстрелены два тигра подросткового возраста — настоящие альбиносы: у них глаза были действительно розоватого цвета.

В 1960 году один из белых тигров, принадлежащих махарадже, был закуплен американской радиокомпанией и привезен в Вашингтонский зоопарк в качестве подарка президенту. Но вскоре после этого индийское правительство наложило запрет на вывоз белых тигров. И пришлось тому махарадже на собственные средства выкармливать своих зверей, что было довольно накладно. Выпустить же их на волю он не решался — все-таки жалко. Ведь такие животные, выросшие в полном комфорте, попав в естественные условия, легко могут стать жертвой других диких сородичей и браконьеров. И только в 1963 году махарадже удалось добиться разрешения на продажу следующих двух белых тигров Бристольскому зоопарку в Англии и еще нескольких — зоопаркам Калькутты и Нью-Дели. В этих зоопарках выведение белой расы тигров было успешно продолжено.

Что касается лично меня, то мне. откровенно говоря, белые тигры кажутся гораздо менее красивыми, чем оранжевато-желтые, обычные.

Вот так обстоит дело с тиграми на нашей планете Согласно новому

Международному соглашению об ограничении торговли редкими видами животных и растений, которое подписало и наше федеральное правительство, ввоз тигровых, леопардовых и ягуаровых шкур строжайше запрещен и облагается крупным штрафом. И тем не менее особенно ловкие и «деловые» меховые фирмы и магазины по продаже меховых изделий ухитряются торговать манто и жакетами из запрещенных мехов. Владельцы таких магазинов утверждают, что эти шкуры были закуплены большими партиями еще тогда, когда соглашение не было подписано. Лично я в таком магазине принципиально не стал бы никогда ничего покупать, даже то, что разрешено к продаже…

Вернуться к оглавлению