Вопрос





Был в классе урок физкультуры. Бегали на стадионе на время. Но это так, к слову. Дальше по расписанию шёл урок химии. И все уже собрались идти в школу, как тут Яша Гуляев, подняв руку, крикнул:

- Эй! Давай не пойдём на химию! Чего мы там забыли! Или кто-то хочет стать Менделеевым! Лучше погуляем! Погодка-то!

Погодка была, действительно, что надо! Лучше не бывает! Это все признали. Даже девочки. Но девочки есть девочки! Что с них взять! - считали два мальчика из этого класса, Коля Мышкин и Толя Зайцев. - Трусихи!.. Коля и Толя трусами себя не считали, но, по правде говоря, прогуливать химию им не хотелось. И, наверное, присоединились бы к девочкам, но тут Яша заявил, что кто из мальчиков не останется, тот - трус! Трус на веки вечные! До конца жизни!

- Ты хочешь, чтобы тебя всю жизнь считали трусом? - повернулся Коля к Толе.

- Конечно, не хочу! - возмутился Толя. - Что бы я - да трус! Где это видано!

- Вот и я не хочу, - вздохнул Коля.

И Коля с Толей, хотя и не хотели прогуливать, остались. Прогуляли. Не считали себя трусами. На следующем уроке химии учительница Мария Николаевна велела всем мальчикам сдать дневники.

- Ставлю всем прогульщикам, - вынесла приговор Мария Николаевна, - по «единице»!

На класс опустилась тишина.

- И ещё, - продолжила Мария Николаевна. - Все, кто прогулял, останутся сегодня на дополнительный урок! Будем ставить опыты!

- Как это?! - в недоумении открыл рот Яша Гуляев.

- Как это? - по инерции возмутились Коля и Толя. - Почему?

И остальные мальчики зашумели:

- Почему? Может, не надо?

- Может, не надо? - заступились за мальчиков девочки. - Они больше не будут! Простите их!

- Простить? - беря в руки колбу, улыбнулась Мария Николаевна. - Они, что, дети малые, неразумные?

Коля Мышкин и Толя Зайцев, которые не хотели прогуливать, но которые не считали себя трусами, по большому счёту, конечно, понимали, что прощать их было не за что! За поступки надо отвечать! Не маленькие! Но как же насчёт трусости? - посмотрели они друг на друга. - Да! Как насчёт трусости? Вопрос! Задать бы его Марии Николаевне!

(Аквариус)